Статья 67.1. Особенности управления и контроля в хозяйственных товариществах и обществах

1. Управление в полном товариществе и товариществе на вере осуществляется в порядке, установленном статьями 71 и 84 настоящего Кодекса.

2. К исключительной компетенции общего собрания участников хозяйственного общества наряду с вопросами, указанными в пункте 2 статьи 65.3 настоящего Кодекса, относятся:
1) изменение размера уставного капитала общества, если иное не предусмотрено законами о хозяйственных обществах;
2) принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества другому хозяйственному обществу (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему), а также утверждение такой управляющей организации или такого управляющего и условий договора с такой управляющей организацией или с таким управляющим, если уставом общества решение указанных вопросов не отнесено к компетенции коллегиального органа управления общества (пункт 4 статьи 65.3);
3) распределение прибылей и убытков общества.

3. Принятие общим собранием участников хозяйственного общества решения и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются в отношении:
1) публичного акционерного общества лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров такого общества и выполняющим функции счетной комиссии (пункт 4 статьи 97);
2) непубличного акционерного общества путем нотариального удостоверения или удостоверения лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров такого общества и выполняющим функции счетной комиссии;
3) общества с ограниченной ответственностью путем нотариального удостоверения, если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иным способом, не противоречащим закону) не предусмотрен уставом такого общества либо решением общего собрания участников общества, принятым участниками общества единогласно.

4. Общество с ограниченной ответственностью для проверки и подтверждения правильности годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности вправе, а в случаях, предусмотренных законом, обязано ежегодно привлекать аудитора, не связанного имущественными интересами с обществом или его участниками (внешний аудит). Такой аудит также может быть проведен по требованию любого из участников общества.

5. Акционерное общество для проверки и подтверждения правильности годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности должно ежегодно привлекать аудитора, не связанного имущественными интересами с обществом или его участниками.

В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, уставом общества, аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности акционерного общества должен быть проведен по требованию акционеров, совокупная доля которых в уставном капитале акционерного общества составляет десять и более процентов.

(Статья дополнительно включена с 1 сентября 2014 года Федеральным законом от 5 мая 2014 года N 99-ФЗ)

Комментарий к статье 67.1 ГК РФ

1. Вопреки своему наименованию комментируемая статья не определяет особенности управления и контроля в хозяйственных товариществах, но относима исключительно к хозяйственным обществам. Бланкетное правило п. 1 комментируемой статьи лишь подчеркивает позицию законодателя относительно существенно отличной правовой природы управления в хозяйственных товариществах, имеющей, скорее, договорный, чем корпоративный, характер по сравнению с обществами.

Комментируемая статья в зависимости от правовой и экономической природы разновидностей хозяйственных обществ устанавливает достаточно существенные ограничения гражданских прав:

- в дополнение к положениям ст. 65.3 ГК РФ она предписывает круг вопросов, относимых к исключительной компетенции общего собрания участников хозяйственного общества;

- возлагает на хозяйственные общества обязанность по фиксации волеизъявления общего собрания участников хозяйственного общества конкретным способом;

- устанавливает обязанность хозяйственных обществ по осуществлению внешнего финансового контроля (аудита).

Основаниями для установления ограничений гражданских прав во всех трех случаях является прежде всего защита прав и охраняемых законом интересов третьих лиц, а также прав и интересов заведомо более слабой стороны корпоративного правоотношения - участника, не способного в силу размера доли участия влиять на условия ведения предпринимательской деятельности хозяйственным обществом и принимаемые им решения (так называемый миноритарный участник).

2. Исключительная компетенция общего собрания участников хозяйственного общества исчерпывающим образом определена положениями п. 2 ст. 65.3 ГК РФ и п. 2 комментируемой статьи. Расширение или сужение круга обязательных вопросов исключительной компетенции общего собрания допустимо только на основании федерального закона, определяющего правовое положение конкретной разновидности такого общества, что не исключает возможности изменения объема компетенции уставом хозяйственного общества с соблюдением применимых правил.

Смысл и существо "исключительности" имеют своей целью обеспечить некоторый минимальный объем возможности участия акционера в решении вопросов управления хозяйственным обществом, с тем чтобы исключить ситуацию, при которой доминирующий участник, используя свою долю участия, передаст решение всех вопросов, имеющих существенное значение для судьбы хозяйственного общества, какому-либо коллегиальному органу, полностью устранив от участия в принятии таких решений миноритариев. Кроме того, третьи лица могут быть достоверно уверены в том, что никакой иной орган не может принять решение по вопросам, отнесенным к исключительной компетенции общего собрания участников хозяйственного общества.

3. Пределы усмотрения участников гражданского оборота в формировании компетенции высшего органа управления публичного акционерного общества существенно ограничены, законом используется дозволительный метод правового регулирования в модели "разрешено только то, что прямо указано в законе". Действующее акционерное законодательство достоверно показывает, что такого рода дозволений, допустимых в отношении публичных акционерных обществ, крайне незначительное количество.

В свою очередь, компетенция общего собрания участников непубличного общества по смыслу п. 3 ст. 66.3 ГК РФ может быть в соответствии с уставом такого общества существенно расширена, закон использует диспозитивный метод правового регулирования в модели "разрешено все, что прямо не запрещено", т.е. единственное ограничение в части полномочий общего собрания в отношении непубличных обществ сводится к недопустимости передачи определенных императивно как "исключительные" вопросов на разрешение иному органу общества, а также вопросов, которые по своей природе не могут быть переданы на разрешение общему собранию (например, представление интересов хозяйственного общества перед третьими лицами: достаточно сложно представить общее собрание участников, заключающее договор либо принимающее исполнение по договору). Уменьшение объема полномочий возможно и допустимо исключительно в пределах, установленных законом.

Различия в подходе законодателя в определении пределов усмотрения участников хозяйственных обществ обусловлены прежде всего тем, что конструкция публичных акционерных обществ является инструментом инвестирования, механизмом, способом массового привлечения денежных средств неопределенного круга лиц, которые образуют весьма разрозненную группу миноритарных акционеров, не имеющих возможности влиять на принимаемые решения и на условия организации управления таким обществом. Подобная ситуация создает благоприятную почву для различного рода злоупотреблений и, соответственно, предполагает необходимость законодательного вмешательства в сферу таких отношений, что по своей сути является одним из проявлений патернализма законодателя в отношении некомпетентного инвестора, миноритарного акционера (см. также комментарий к ст. 66.3 ГК). В свою очередь, непубличные хозяйственные общества по своему существу не могут поразить интересы больших групп лиц, относясь к закрытым корпорациям, последние не способны причинить существенный вред, а сама природа таких обществ предполагает существенное значение личного элемента, участия, что, в свою очередь, позволяет вести речь о том, что лицо, вступающее в непубличное общество, в большей степени способно оказывать влияние на принимаемые решения. Соответственно, подобные особенности предопределили допустимость существенно большей степени свободы в организации управления непубличным обществом по сравнению с публичным с опорой на присущие гражданскому законодательству диспозитивность и инициативность участников гражданского оборота.

4. Правила п. 3 комментируемой статьи, определяющие способы фиксации волеизъявления общего собрания участников хозяйственного общества, представляют достаточно существенное ограничение гражданских прав, поскольку возлагают на участников хозяйственных обществ обязанности по подтверждению обстоятельств, относимых к принятию решений установленным законом способом.

Ограничения п. 3 являются закономерной реакцией на недобросовестное поведение участников гражданского оборота. К сожалению, достаточно распространена практика подлога решений органов управления юридических лиц, которая сводится к представлению третьим лицам, а также суду (!) текстов решений органов управления, которые в действительности не принимались. Порочная практика оформления решений с подписанием таковых "председателем и секретарем собрания" приводила к фальсификации такого рода решений, нарушению прав третьих лиц и участников хозяйственных обществ. Например, исполнительный орган для защиты интересов сомнительного свойства или же для подтверждения своих полномочий либо факта принятия решения о согласовании, например, крупной сделки или сделки с заинтересованностью, может представить решение, подписанное "председателем и секретарем собрания", а между тем в обществе могло быть более десятка участников, верифицировать волеизъявление которых при таком способе отражения факта принятия решения решительно невозможно. Такая практика приводила к непрочности гражданского оборота, поскольку контрагенты юридического лица, даже будучи осмотрительными, получали иллюзорное подтверждение наличия полномочий исполнительного органа общества, согласования крупной сделки, сделки с заинтересованностью и т.д., именно это и давало впоследствии основания для опровержения сделок общества в судебном порядке. Кроме того, такие подложные решения зачастую приводили к существенному нарушению прав миноритарных участников хозяйственных обществ.

Соответственно основанием для введения ограничений, установленных п. 3 комментируемой статьи, является защита прав и охраняемых законом интересов третьих лиц - контрагентов хозяйственного общества, а также участников хозяйственных обществ.

5. Пунктом 3 комментируемой статьи установлено три способа фиксации решений:

1) путем привлечения третьего независимого лица - регистратора;

2) путем привлечения третьего независимого лица - нотариуса;

3) иным способом, определенным по усмотрению участников.

Распределение способов фиксации волеизъявления общего собрания участников хозяйственного общества осуществлено в зависимости от вида хозяйственного общества, критерии - вероятность и существенность потенциального нарушения прав третьих лиц, миноритарных участников.

Наиболее затратный и сложный способ подтверждения волеизъявления с участием регистратора установлен безальтернативно в качестве обязательного для публичных акционерных обществ, что предопределяется потенциальной возможностью нарушения интересов огромной группы лиц - миноритарных акционеров. В свою очередь, для обществ с ограниченной ответственностью предлагается максимальная свобода усмотрения: до тех пор, пока все участники согласны, возможно и допустимо применение способов фиксации, не связанных с привлечением третьих лиц, если согласия нет, то привлечение нотариуса является обязательным. Согласие на использование иного способа фиксации волеизъявления может быть отражено в уставе или же в решении собрания, при этом такой способ должен позволять достоверно установить факт принятия решения.

Нотариус и регистратор являются лицами, не связанными имущественными интересами с обществом и его участниками, они способны независимо отразить юридически значимые обстоятельства. Независимость нотариуса и регистратора обеспечивается угрозой прекращения специального разрешения, на основании которого каждый из них осуществляет свою деятельность. Регистраторы уже достаточно длительное время выполняют функцию лица, организующего проведение общего собрания акционерных обществ, однако до недавнего времени его привлечение не было обязательным во всех случаях. Новеллой для российского правопорядка является привлечение нотариуса для фиксации волеизъявления на общем собрании непубличных обществ, что, как показывает предшествующий опыт привлечения представителей нотариата для упорядочения оборота долей в уставных капиталах обществ с ограниченной ответственностью, будет весьма продуктивным.

Регистратор и нотариус по смыслу п. 3 не осуществляют проверку порядка созыва собрания, формирования повестки дня, относимости вопросов к компетенции общего собрания, не проверяют полномочия лиц, участвующих в собрании, не осуществляют квалификацию отношений участников хозяйственного общества в любой форме. На нотариуса и регистратора возложена обязанность подтвердить два обстоятельства:

1) состав лиц, участвовавших в собрании;

2) результаты голосования указанных лиц по каждому вопросу повестки дня.

Нарушение требований п. 3 комментируемой статьи влечет за собой отказ в признании за таким решением силы юридического факта, такого рода документ не является решением по смыслу корпоративного законодательства, однако может служить доказательством иных обстоятельств, имеющих значение для гражданского оборота, в частности, для определения момента начала течения срока исковой давности, применения принципа эстоппель против истца на основании абз. 4 п. 2 и п. 5 ст. 166 ГК РФ, для определения оснований ответственности и проч.

Представляется, что участники общества, которые в действительности принимали участие в собрании, решение на котором было совершено с дефектом фиксации волеизъявления, не могут ссылаться на такой дефект в отношениях между собой до тех пор, пока такое решение отражает действительную волю такого участника собрания.

6. Комментируемая статья устанавливает порядок и основания проведения аудита годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности.

Установление обязательного аудита является ограничением гражданских прав, установленным в интересах третьих лиц, к числу которых в публичных акционерных обществах отнесены в том числе и потенциальные инвесторы, и акционеры, а в акционерных обществах - акционеры. Цель аудита - показать действительное финансовое положение общества, с тем чтобы на основании данных такого аудита, который применительно к публичным акционерным обществам подлежит публичному раскрытию, третьи лица могли принимать инвестиционные решения (приобретать акции или же продавать их), а акционеры - учитывать таковые при реализации прав акционеров (голосовать ли за распределение прибыли, нет ли необходимости обратиться в арбитражный суд с косвенным иском и т.д.).

Аудит подразделяется на обязательный и добровольный. Обязательность аудита безальтернативно установлена для акционерных обществ. В отношении обществ с ограниченной ответственностью обязательность аудита может быть предусмотрена исключительно на основании федерального закона, например, ст. 5 Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности".

Комментарии и консультации юристов по ст 67.1 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 67.1 ГК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.