Статья 431. Толкование договора

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

(Часть в редакции, введенной в действие с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ.

Комментарий к статье 431 ГК РФ

Сравнение названия комментируемой статьи и ее текста показывает, что закон предусматривает возможность разъяснения не только отдельных условий договора, но и соглашения как такового. Необходимость в этом чаще всего возникает вследствие недоработок, допущенных в процессе уточнения условий, а также заключения самого договора. Определенные трудности могут возникнуть при заключении смешанного договора, в котором содержатся элементы различных договорных типов (см. ст. 421 ГК).

Назначение этой деятельности состоит в обеспечении правильного использования договорной формы, применения только относящихся к конкретным имущественным связям правовых норм, предотвращения возможных ошибок при их реализации.

ГК предусматривает лишь толкование условий договора судом. Однако нет помех к тому, чтобы и стороны при необходимости воспользовались подобным приемом.

В основу толкования должно быть положено и принято во внимание буквальное, т.е. дословное, значение содержащихся в конкретном договоре (его условиях) слов и выражений. В случае неясности буквального значения условия оно должно быть выявлено в результате сопоставления с прочими условиями и внутренним логическим содержанием договора в целом.

При невозможности определить содержание договора изложенным способом комментируемая статья предписывает выяснить действительную общую волю сторон, имея в виду цель соглашения. При этом предлагается принять во внимание "все соответствующие обстоятельства", значительная часть которых в законе перечислена.

Другой комментарий к статье 431 Гражданского Кодекса РФ

1. Правила толкования договора, изложенные в комментируемой статье, используются в случаях, когда отдельные условия (пункты) письменного договора сформулированы его сторонами неясно или неточно. При этом нередко обнаруживается несоответствие между внутренней волей стороны договора, желавшей определенного результата, и внешней формой ее выражения (волеизъявлением) - конкретной формулировкой, содержащейся в тексте договора. Речь при этом идет о толковании действительного договора, не оспариваемого контрагентом по мотиву пороков воли, например заблуждения (ст. 178 ГК). Если отдать предпочтение действительной воле стороны, могут пострадать интересы контрагента и гражданского оборота в целом, ибо окажется, что волеизъявление, воспринятое контрагентом и закрепленное договором, может не иметь юридического значения. Предпочтение же, отданное волеизъявлению, означает переход на сугубо формальные позиции и может поставить в затруднительное положение более слабую или добросовестно заблуждавшуюся сторону. Поэтому закон отдает приоритет согласованному волеизъявлению сторон договора (а не волеизъявлению одной из них), тем самым защищая интересы имущественного оборота в целом.

Выявление такой согласованной воли путем судебного толкования условий конкретного договора осуществляется в два этапа. Сначала используются правила ч. 1 ст. 431 ГК РФ, а при невозможности с их помощью установить действительную общую волю сторон договора применяются правила ч. 2 комментируемой статьи.

2. На первом этапе толкования договора суд анализирует буквальное значение содержащихся в тексте слов и выражений, поскольку именно они прежде всего отражают результат согласованной воли контрагентов. Так, указание в конкретном договоре на неустойку как последствие его нарушения не может быть истолковано иначе, например в качестве условия о задатке; точно так же исключается искажение условия об особом порядке фиксации нарушений, допущенных контрагентом (обязательность составления соответствующего акта в определенный договором срок, проведение независимой экспертизы качества товаров и т.п.).

Вместе с тем, устанавливая содержание конкретного условия при его неясности, суд сопоставляет его с содержанием других условий и общим смыслом договора. Из этого, в частности, следует, что содержащаяся в конкретном договоре юридически некорректная квалификация тех или иных категорий или отношений сторон не связывает суд при толковании такого договора, если она расходится с содержанием других его условий и его смыслом в целом. Например, договор комиссии или смешанный договор, содержащий элементы различных гражданско-правовых договоров, ошибочно назван сторонами "договором купли-продажи", а юридически необязательное соглашение сторон о намерениях осуществлять сотрудничество названо ими "предварительным договором"; неустойка названа "штрафной", чтобы подчеркнуть ее природу как санкции (штрафа, т.е. наказания), а не установить возможность ее взыскания сверх понесенных потерпевшим убытков, и т.п. Во всех этих случаях буквальное толкование текста договора расходится с его смыслом и потому исключается.

3. Если такой подход не позволяет установить содержание договорного условия, суд должен перейти к следующему, второму этапу его толкования, а именно выяснить действительную общую волю сторон (а не волю одной или каждой из них), учитывая цель договора и принимая во внимание "все соответствующие обстоятельства", в том числе переговоры и переписку контрагентов, практику их взаимоотношений, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Данный перечень обстоятельств, учитываемых при толковании договора, примерный, а не исчерпывающий, в силу чего при толковании договора могут учитываться и другие обстоятельства, отражающие общую (согласованную) волю сторон относительно неясных условий их договора, например свидетельские показания лиц, участвовавших в его заключении (если их использование не противоречит правилу п. 1 ст. 162 ГК), или заключения экспертов относительно общепринятого значения тех или иных терминов и т.д. Он также не является субординированным, т.е. не означает необходимости последовательно исследовать каждое из перечисленных в нем обстоятельств, отдавая предпочтение каким-либо из них (например, предшествующим перед предыдущими). Однако при этом следует иметь в виду, что переговоры сторон являются устным выражением их воли и потому не могут учитываться в сделках, требующих письменной формы, под страхом признания их недействительными (п. п. 2 и 3 ст. 162 ГК). Кроме того, в самом договоре может содержаться условие о том, что с момента его заключения предшествующие переговоры утрачивают силу, что также исключает возможность их учета при его толковании. Что касается переписки сторон договора, в том числе объявленной в самом договоре утратившей силу с момента его заключения, то она в любом случае может учитываться при выяснении действительных намерений сторон (стороны) в той мере, в какой она не противоречит условиям договора <1>.

--------------------------------
<1> См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 32 (автор комментария - М.Г. Розенберг). Это толкование положений Венской конвенции вполне применимо и к пониманию соответствующих положений ст. 431 ГК РФ, имеющих в своей основе правила названной международной Конвенции.

Понятие обычая делового оборота содержится в п. 1 ст. 5 ГК РФ, а возможность его субсидиарного (восполнительного) применения к договорам закреплена п. 5 ст. 421 ГК РФ (см. п. 7 комментария к ст. 421 ГК).

Обычаи делового оборота следует отличать от сложившейся практики взаимоотношений сторон договора (нередко называемой заведенным порядком). Самостоятельно установленный ("заведенный") сторонами предпринимательского договора порядок их взаимоотношений, по существу, отражает некоторые подразумеваемые условия договора, которые, не будучи прямо зафиксированными, фактически соблюдались (исполнялись) сторонами в их предшествующих договорных взаимосвязях и тем самым выражали их согласованную волю (например, периодическая выдача постоянным оптовым покупателем товара указаний его продавцу относительно того, в чей адрес следует отгружать конкретные партии товара). Поэтому заведенный порядок как фактически согласованное сторонами договорное условие имеет приоритет в применении перед обычаем.

4. Изложенные положения во многом основаны на правилах ст. 8 Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров, согласно которым "заявления и иное поведение стороны договора", включая подписанный ею текст договора, необходимо толковать "в соответствии с общим намерением сторон", а при невозможности его выявления - "в соответствии со значением, которое аналогичные сторонам разумные лица придавали бы договору в таких же обстоятельствах"; при этом необходимо учитывать "все соответствующие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон" <1>.

--------------------------------
<1> Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. С. 29.

Следует также иметь в виду, что в соответствии со ст. 7 ГК РФ именно правила Венской конвенции, в том числе о толковании договоров, подлежат применению в случаях, когда "внешнеэкономическая сделка" (международный коммерческий договор) подчиняется действию российского права.

5. Из международного коммерческого оборота в отечественную правоприменительную практику пришло и правило толкования гражданско-правовых договоров contra proferentem ("против предложенного"). В ст. 4.6 Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) закреплено положение о том, что "если условия договора, выдвинутые одной стороной, являются неясными, то предпочтение отдается толкованию, которое противоположно интересам этой стороны" <1>. Поэтому при неясности содержания конкретного условия договора оно должно пониматься согласно толкованию, представленному контрагентом стороны, ссылающейся на такое неясное условие или сформулировавшей его, ибо именно последняя несет риск возможной неясности избранной ею или согласованной с ней формулировки. В современной отечественной литературе господствует мнение о том, что при толковании договора "преимуществом обладает представление контрагента стороны, сформулировавшей неясное условие" <2>.

--------------------------------
<1> Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004. М., 2006. С. 139.

КП: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<2> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. 2-е изд. М., 1999. Книга первая: Общие положения. С. 268, 273.

Комментарии и консультации юристов по ст 431 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 431 ГК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.