Статья 1422. Действия, не являющиеся нарушением исключительного права на селекционное достижение

Не являются нарушением исключительного права на селекционное достижение:
1) действия, совершаемые для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд, если целью таких действий не является получение прибыли или дохода;
2) действия, совершаемые в научно-исследовательских или экспериментальных целях;
3) использование охраняемого селекционного достижения в качестве исходного материала для создания других сортов растений и пород животных, а также действия в отношении этих созданных сортов и пород, указанные в пункте 3 статьи 1421 настоящего Кодекса, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 статьи 1421 настоящего Кодекса;
4) использование растительного материала, полученного в хозяйстве, в течение двух лет в качестве семян для выращивания на территории этого хозяйства сорта растений из числа растений, перечень родов и видов которых устанавливается Правительством Российской Федерации;
5) воспроизводство товарных животных для их использования в данном хозяйстве;
6) любые действия с семенами, растительным материалом, племенным материалом и товарными животными, которые были введены в гражданский оборот патентообладателем или с его согласия другим лицом, кроме:последующего размножения сорта растений и породы животных;вывоза с территории Российской Федерации растительного материала или товарных животных, позволяющих размножить сорт растений или породу животных, в страну, в которой не охраняются данные род или вид, за исключением вывоза в целях переработки для последующего потребления.

Комментарий к статье 1422 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена действиям, не являющимися нарушением исключительного права на селекционное достижение, т.е. случаям свободного использования охраняемых сорта растений и породы животных.

Речь идет о так называемых исключениях из патентной монополии патентообладателей, направленных на установление разумного баланса интересов между патентообладателями, иными лицами и обществом в целом.

Естественно, что такие исключения существенно ограничивают объем исключительного права патентообладателя. Делается это для содействия научно-техническому прогрессу в стране, решения ряда социальных проблем, выполнения международно-правовых обязательств государства.

2. Общие положения, лежащие в основе исключений, ограничивающих патентную монополию, установлены ст. 10 ГК РФ, которая определяет пределы осуществления гражданских прав.

В соответствии с данной статьей при осуществлении гражданских прав запрещены:

- действия, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах;

- использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. (В данном случае мысль законодателя выражена нечетко, поскольку злоупотребления доминирующим положением на рынке является одной из форм ограничения конкуренции.)

В целом пределы осуществления гражданских прав связываются с разумными и добросовестными действиями граждан и юридических лиц, которые законом презюмируются.

3. В российском законодательстве исключения из патентной монополии селекционера сконцентрированы в основном в комментируемой статье, которая в целом повторяет положения ст. 14 ранее действовавшего Закона о селекционных достижениях.

В комментируемой статье установлен исчерпывающий перечень случаев свободного, безвозмездного использования охраняемых селекционных достижений, состоящий из шести позиций.

Между тем исключения из патентной монополии селекционера не сводятся к тем случаям свободного использования охраняемых объектов, которые перечислены в указанном перечне. К исключениям из патентной монополии селекционера можно причислить также принудительное лицензирование (см. комментарий к ст. 1423 ГК РФ).

В целом исключения из патентной монополии селекционера, по российскому законодательству, соответствуют исключениям из права селекционера, предусмотренным ст. 15 - 17 Конвенции УПОВ.

4. В соответствии с комментируемой статьей не являются нарушением исключительного права на селекционное достижение:

- действия, совершаемые для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд, если целью таких действий не является получение прибыли или дохода;

- действия, совершаемые в научно-исследовательских или экспериментальных целях;

- использование охраняемого селекционного достижения в качестве исходного материала для создания других сортов растений и пород животных, а также действия в отношении этих созданных сортов и пород, указанные в п. 3 ст. 1421 ГК РФ (т.е. действия по использованию селекционного достижения), за исключением случаев, предусмотренных п. 4 ст. 1421 ГК РФ (т.е. в случаях так называемых зависимых селекционных достижений);

- использование растительного материала, полученного в хозяйстве, в течение двух лет в качестве семян для выращивания на территории этого хозяйства сорта растений из числа растений, перечень родов и видов которых устанавливается Правительством РФ <1>;

--------------------------------
<1> Указанный Перечень, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 4 октября 2007 г. N 643 "Об утверждении Перечня родов и видов растений, в отношении которых использование растительного материала не является нарушением исключительного права на селекционное достижение в соответствии со ст. 1422 Гражданского кодекса Российской Федерации", касается 10 наименований родов и видов растений (СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4906).

- воспроизводство товарных животных для их использования в данном хозяйстве;

- любые действия с семенами, растительным материалом, племенным материалом и товарными животными, которые были введены в гражданский оборот патентообладателем или с его согласия другим лицом, кроме последующего размножения сорта растений и породы животных, вывоза с территории России растительного материала или товарных животных, позволяющих размножить сорт растений или породу животных, в страну, в которой не охраняются данные род или вид, за исключением вывоза для переработки для последующего потребления.

Последнее изъятие из монополии патентообладателя принято называть "исчерпанием" прав патентообладателя. Особенность права селекционера по сравнению с патентным правом заключается в том, что если патентное право исчерпывается после введения продукта в гражданский оборот, то право селекционера исчерпывается только в отношении последующего сбыта селекционного материала (семян, растительного материала, племенного материала и товарных животных). Однако право селекционера признается в том случае, если указанный селекционный материал используется для последующего размножения сорта растения и породы животного.

Однако в целом можно заключить, что по объему охраны исключительное право селекционера уступает патентной монополии обладателя патента на изобретение. Особенно это заметно в связи с изъятием из исключительного права селекционера прав использования в случаях, если селекционное достижение используется как исходный материал для создания других сортов растений и пород животных, и последние сбываются коммерческим путем. Единственным ограничением при этом является то обстоятельство, что разрешение селекционера требуется в случае так называемых зависимых селекционных достижений, в том числе когда охраняемый сорт неоднократно используется для производства семян.

Другой комментарий к статье 1422 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья воспроизводит с небольшими коррективами ст. 14 Закона о селекционных достижениях, которая опиралась на положения ст. 15 и 16 Конвенции UPOV; в результате в составе комментируемой статьи оказались объединены два разнородных комплекса правовых норм.

Первый из них (подп. 1 - 5) посвящен ограничениям сферы действия исключительного права. При этом правовые нормы подп. 1 - 3 комментируемой статьи составляют так называемые обязательные исключения из права селекционера, предусмотренные ст. 15 Конвенции UPOV; норма подп. 4 эксплицирует "необязательное" исключение, предусмотренное Конвенцией UPOV для сортов растений (так называемую фермерскую привилегию), а норма подп. 5 распространяет ее mutatis mutandis на породы животных.

Второй "комплекс" (подп. 6 комментируемой статьи) посвящен так называемому исчерпанию прав на селекционное достижение.

2. Приведенный в комментируемой статье перечень действий, не составляющих нарушения исключительного права, является исчерпывающим. Перечень действий, способных стать нарушением исключительного права (п. 3 ст. 1421 ГК), также оказывается закрытым, что, казалось бы, способно породить неопределенную пограничную ситуацию. Однако в действительности коллизии здесь возникнуть не может. Дело в том, что комментируемая статья не носит самостоятельный характер. Фактически она предусматривает не новое правило, а лишь исключение из правила, установленного предыдущей статьей. Правовая норма этой статьи "вложена" в ст. 1421 ГК РФ; в ней перечислены не "действия, не являющиеся нарушением" сами по себе, а случаи, в которых не признаются нарушением исключительного права действия, предусмотренные п. 3 ст. 1421.

Более того, правовые нормы абз. 2 и 3 подп. 6 комментируемой статьи "вложены" в нее, являясь в данном случае исключением из исключения.

3. Никакие действия не способны составить нарушения исключительного права, если они не преследуют целей получения прибыли или дохода (подп. 1 комментируемой статьи), в терминологии Конвенции UPOV - направлены на использование селекционного достижения частным образом (privately) и в некоммерческих целях (for non-commercial purposes - ст. 15 Конвенции). При этом понятие коммерческой цели трактуется Кодексом самым широким образом. Как известно, предпринимательской признается деятельность, направленная на систематическое получение прибыли (п. 1 ст. 2 ГК). Гражданский кодекс РФ для целей применения подп. 1 комментируемой статьи исключает получение не только прибыли (и систематическое, и спорадическое), но и любого дохода. Однако, ограничив производителей сельскохозяйственной продукции в возможности получения "дохода", Кодекс самим фактом использования в данном случае соответствующего термина, введенного и определяемого частью первой ГК РФ, снял практически все возможные ограничения для тех случаев, когда использование селекционного достижения связано с получением "плодов", т.е. урожая в натуральной форме, или "продукции" как результата переработки такого урожая. Как известно, "плоды", "продукция" и "доходы" рассматриваются гражданским законодательством как "непересекающиеся" категории (ст. 136 ГК).

Разумеется, здесь вполне возможны споры о характере использования селекционного достижения. Вишневое дерево, выращенное из саженца, - растительный материал. Ягоды с этого дерева - плоды. Древесина - продукция, мебель - продукция "вторичной переработки". Деньги, вырученные от продажи черенков, - доходы. Деньги, вырученные от продажи собственно ягод или продуктов их переработки, - тоже доходы. И если целью использования "первичного" саженца являлась последующая торговля вишневым вареньем или спальными гарнитурами, такое использование формально также способно оказаться нарушением исключительного права.

4. Для коммерческой и иной приносящей доход деятельности важнейшее значение имеет источник получения семян или племенного материала.

Если генетический материал введен в гражданский оборот на законных основаниях, с согласия патентообладателя, то исключительное право оказывается исчерпанным (ст. 16 Конвенции UPOV), подавляющее большинство возможных действий уже не составляет нарушения исключительного права (п. 6 комментируемой статьи) <1>. Запрещены лишь использование этого биологического материала для размножения сорта или породы (с учетом фермерской привилегии; п. 4 комментируемой статьи), а также его вывоз в страну, где соответствующее селекционное достижение невозможно запатентовать.

--------------------------------
<1> Распространяя эту норму на "растительный материал или товарное животное, позволяющие размножить сорт растений, породу животных", ГК РФ в данном случае - единственный раз в тексте гл. 73 - ведет речь не о целевом признаке, не о том, для чего "предназначен" этот материал, а о том, для чего он может быть использован физически, о его биологической пригодности для размножения.

Если же семена или племенной материал были получены незаконно, на выращенный из них растительный материал или товарных животных непосредственно распространяется исключительное право патентообладателя (п. 2 ст. 1421 ГК).

5. Многие комментаторы <1> полагают, что "научно-исследовательские или экспериментальные цели", упоминаемые подп. 2 комментируемой статьи (как и "научные цели", предусмотренные п. 3 ст. 1436 ГК), могут быть связаны прежде всего с селекционными работами. Однако ГК РФ в комментируемой статье явным образом разделяет научные и экспериментальные исследования как таковые (подп. 2) и создание новых сортов и пород (подп. 3), не давая никаких оснований ни отождествлять их, ни трактовать второй возможный вид использования селекционного достижения как подмножество первого.

--------------------------------
<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный): Часть четвертая / Э.П. Гаврилов, О.А. Городов, С.П. Гришаев и др. С. 564 и др.

6. Доступ к генетическим ресурсам имеет большое значение для решения задач "удовлетворения потребностей в продовольствии и здравоохранении, а также других потребностей растущего населения Земли" (преамбула Конвенции UNEP о биологическом разнообразии 1992 г.). Человечество крайне заинтересовано в максимальной реализации генетического потенциала культурных растений и одомашненных животных. Именно поэтому использование охраняемого селекционного достижения в целях создания других сортов растений и пород животных (подп. 3 комментируемой статьи) не признается и никогда не признавалось нарушением прав селекционера.

7. Неоднократно выдвигался тезис о необходимости "охраны исходного материала" при создании новых селекционных достижений и о праве на вознаграждение для авторов исходного сорта <1>.

--------------------------------
<1> См.: Третьякова В.Г. Правовые проблемы охраны селекционных достижений: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М.: ВЮЗИ, 1988. С. 17; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть четвертая / Э.П. Гаврилов, О.А. Городов, С.П. Гришаев и др. С. 531 и др.

"Справедливое вознаграждение" (ст. 17 Конвенции UPOV) является основным условием самой возможности ограничения прав селекционера, когда необходимость введения такого ограничения законодательством государства-участника вызвана общественными интересами. Однако на четыре вида ограничений, непосредственно предусмотренных Конвенцией, в том числе и на использование охраняемого результата селекции для создания новых селекционных достижений, это положение не распространяется.

8. В перечне видов использования селекционного достижения, даваемом п. 3 ст. 1421 ГК РФ, не упомянут еще один из важнейших способов - производство семян другого селекционного достижения.

С одной стороны, само скрещивание с охраняемым сортом (линией) - это создание гибрида, т.е. охраняемой категории сорта. Использование "чужой" линии для создания собственного гибрида прямо разрешено подп. 3 комментируемой статьи. С другой стороны, "неоднократное" (repeated) использование охраняемой линии для получения семян гибрида F1 - это уже не "создание", это производство, предусмотренное подп. 1 п. 3 ст. 1421 ГК РФ. Производятся здесь семена нового гибрида, охраняемой категории сорта, что, казалось бы, прямо разрешено подп. 3 комментируемой статьи, в котором, однако, прямо говорится: ".за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 статьи 1421.". А эта правовая норма в ее буквальном толковании фактически распространяет на новый гибрид исключительное право патентообладателя исходной линии.

Подобные случаи практически исключены; селекционеры, естественно, стараются не работать с "чужими" линиями. И такая практика, несомненно, обедняет свободу селекционного творчества.

Вероятно, правильным было бы прямое распространение действия подп. 3 комментируемой статьи на производство новых селекционных достижений при одновременном установлении специальных оснований для истребования принудительной лицензии на использование охраняемых патентом сортов (линий) в качестве родительских форм для производства гибридов. Однако этому прямо препятствует Конвенция UPOV (подп. п. 5 ст. 14), которая совершенно недвусмысленно распространяет исключительное право патентообладателя "исходного" сорта растений на семена, производство которых требует неоднократного использования охраняемого сорта <1>.

--------------------------------
<1> Именно так переведен соответствующий термин в абз. 4 п. 4 ст. 1421 ГК РФ, хотя естественно, что любая конкретная партия семян, даже гибридов, требует лишь однократного использования исходного сорта. Конвенция UPOV имеет в виду повторяющееся, а по-немецки - длящееся, продолжающееся использование (the repeated use; l'emploi repete; fortlauf

Комментарии и консультации юристов по ст 1422 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 1422 ГК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.