Статья 1240. Использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта

1. Лицо, организовавшее создание сложного объекта, включающего несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (кинофильма, иного аудиовизуального произведения, театрально-зрелищного представления, мультимедийного продукта, базы данных), приобретает право использования указанных результатов на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, заключаемых таким лицом с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности. (Абзац в редакции, введенной в действие с 1 октября 2014 года Федеральным законом от 12 марта 2014 года N 35-ФЗ.В случае, когда лицо, организовавшее создание сложного объекта, приобретает право использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в такой сложный объект, соответствующий договор считается договором об отчуждении исключительного права, если иное не предусмотрено соглашением сторон.Лицензионный договор, предусматривающий использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, заключается на весь срок и в отношении всей территории действия соответствующего исключительного права, если договором не предусмотрено иное.

2. Условия лицензионного договора, ограничивающие использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, недействительны.

3. При использовании результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта за автором такого результата сохраняются право авторства и другие личные неимущественные права на такой результат.
4. При использовании результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта лицо, организовавшее создание этого объекта, вправе указывать свое имя или наименование либо требовать такого указания.

5. Правила настоящей статьи применяются к праву использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии, созданной за счет или с привлечением средств федерального бюджета, поскольку иное не установлено правилами главы 77 настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 1240 ГК РФ

1. В пункте 1 содержится определение того объекта, которому посвящена комментируемая статья. Это - сложный объект, включающий несколько результатов интеллектуальной деятельности.

Само по себе данное определение очень широкое, под него подпадает огромное число результатов интеллектуальной деятельности (в частности, песни, которые состоят из двух авторских произведений - музыки и слов).

В данном пункте предусмотрены дополнительные признаки такого объекта, позволяющие сузить названное определение. Таких дополнительных признаков два.

Во-первых, должно иметься лицо, организовавшее создание такого сложного объекта. Это означает, что если такого "организатора" нет, нормы комментируемой статьи не должны применяться. Во-вторых, в п. 1 содержится перечень таких сложных объектов, включающих четыре категории:

1) аудиовизуальные произведения, в том числе кинофильмы (ст. 1263 ГК РФ);

2) театрально-зрелищные представления;

3) мультимедийные продукты;

4) единые технологии (ст. 1542 ГК РФ).

Указанный перечень сформулирован как исчерпывающий. Поэтому нормы ст. 1240 на иные охраняемые объекты не должны распространяться, даже если имеется "лицо, организовавшее создание сложного объекта".

2. Понятие "театрально-зрелищного представления" в ГК РФ не содержится. Если такое представление записано на материальный носитель, появляется аудиовизуальное произведение, к которому должны применяться нормы как ст. 1240, так и ст. 1263 ГК РФ.

Что касается театрально-зрелищного представления самого по себе, то к нему нормы комментируемой статьи не могут быть применены по самой своей сути.

3. Понятия "мультимедийного продукта" ГК РФ не содержит. Поэтому к такому сложному объекту нормы ст. 1240, являющиеся специальными нормами, применимы лишь при отсутствии споров и сомнений по вопросу о том, что данный объект относится к категории мультимедийных продуктов.

4. Как вытекает из ст. 1542 ГК РФ, единая технология может включать не только результаты интеллектуальной деятельности, но и другие объекты.

В связи с этим нормы комментируемой статьи должны применяться к сложным объектам, включающим не только охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, но и другие объекты.

5. Лицом, организовавшим создание сложного объекта, может быть как гражданин, так и юридическое лицо.

6. В абзаце 1 п. 1 указывается, что лицо, организовавшее создание сложного объекта, приобретает право на использование результатов интеллектуальной деятельности, включенных (или включаемых) в состав этого сложного объекта на основании договоров с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности.

Ни в данной норме, ни вообще в комментируемой статье нет никаких указаний на то, возникают ли какие-либо права на сам этот сложный объект. Одним-единственным исключением является норма, содержащаяся в п. 4 комментируемой статьи.

Несмотря на такое "умолчание", из данной статьи не может быть сделан вывод о том, что на сам сложный объект не возникает никаких исключительных прав, а также о том, что использование сложного объекта всегда является использованием результатов интеллектуальной деятельности, вошедших в состав этого объекта.

Вместе с тем содержащееся в п. 1 указание на то, что лицо, организовавшее создание сложного объекта, приобретает права на использование входящих в его состав результатов интеллектуальной деятельности по договору, означает, что сама по себе организационная (организаторская) деятельность этого лица никаких прав на такие результаты на это лицо не переносит: по закону никаких прав у этого лица не возникает. Эта норма, однако, не затрагивает норм о переходе прав на служебные результаты интеллектуальной деятельности (ст. 1295 ГК РФ и др.).

7. В абзаце 2 п. 1 установлена презумпция, заключающаяся в том, что при отсутствии иного договор, который заключается между "организатором" создания сложного объекта и лицом, которое создало или создает результаты интеллектуальной деятельности специально для включения в такой сложный объект, считается договором об отчуждении исключительных прав (а не лицензионным договором).

Если же результат интеллектуальной деятельности не был специально создан для включения в состав такого сложного объекта, применяется противоположная презумпция: заключенный договор считается лицензионным (п. 3 ст. 1233 ГК РФ).

Разумеется, при наличии прямых указаний в договоре о характере заключенного договора указанная презумпция опровергается либо подтверждается текстом договора.

8. В абзаце 3 п. 1 содержится презумпция о том, что лицензионный договор, касающийся использования результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, предоставляет лицензиату право использования на весь срок и в отношении всей территории действия исключительного права.

О понятии "территория действия исключительного права" см. п. 7 - 9 комментария к ст. 1235 ГК РФ.

9. В пункте 2 настоящей статьи содержится императивная норма, в соответствии с которой лицензионный договор, заключаемый между лицом, организовавшим создание сложного объекта, и обладателем исключительного права на результат интеллектуальной деятельности, касающийся использования данного результата в составе сложного объекта, всегда считается договором исключительной лицензии, заключенным на весь срок действия исключительного права, на всей территории их действия и с предоставлением лицензиату всех прав на использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта. Любые ограничения предмета такой лицензии ничтожны, недействительны, даже если они будут прямо указаны в договоре.

10. Только после рассмотрения нормы, содержащейся в п. 2 данной статьи, можно вернуться к оговорке, указанной в абз. 3 п. 1.

Из этой оговорки следует, что презумпция о том, что лицензионный договор, предусматривающий использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, заключается на весь срок и в отношении всей территории действия исключительного права, является опровержимой: она действует только в том случае, если договором не предусмотрено иное.

Таким образом, имеется противоречие между нормой, предусмотренной абз. 3 п. 1, которая сформулирована как диспозитивная, и нормой, установленной п. 2, которая изложена в качестве императивной. В связи с этим следует считать, что в абз. 3 п. 1, да и вообще в п. 1, речь идет о лицензионных договорах, касающихся использования результата интеллектуальной деятельности не только в составе сложного объекта, но и иным образом. При этом такие договоры могут предусматривать исключения из предоставляемых прав использования. Однако в соответствии с п. 2 такие исключения, ограничивающие право использования такого результата в составе сложного объекта, являются недопустимыми.

Любые иные толкования данного противоречия приводят к необходимости признания ошибки законодателя, а такого толкования (reductio ad absurdum), как известно, следует избегать.

11. В соответствии с п. 3 комментируемой статьи, если результат интеллектуальной деятельности используется в составе сложного объекта, то за автором такого результата сохраняются право авторства и иные личные права. Практически это означает обязанность указания имени автора при использовании сложного объекта.

Если исходить из того, что использование сложного объекта является одновременно использованием результата интеллектуальной деятельности, который вошел в сложный объект, то данная норма является повторением общих положений, содержащихся в ст. 1226 и 1228 ГК РФ, а потому не имеет правовой нагрузки.

Значение этой нормы проявляется в тех случаях, когда использование сложного объекта не сопровождается использованием включенного в него, ранее использованного в нем результата интеллектуальной деятельности. И в этих случаях имя автора такого результата должно указываться.

12. В пункте 4 установлено, что лицо, организовавшее создание сложного объекта, получает право указывать свое имя, если оно само использует этот объект, или требовать указания своего имени от других лиц, использующих такой объект. По сути в этом и состоит смысл нормы, хотя формулировки, примененные здесь, далеки от совершенства.

Следует отметить, что лицо, организовавшее создание сложного объекта, не считается автором этого объекта: абзацем 2 п. 1 ст. 1228 ГК РФ организационные действия не относятся к творческим действиям.

Тем не менее п. 4 закрепляет за таким лицом особое "право на имя".

13. В пункте 5 содержится оговорка, относящаяся к одной разновидности сложных объектов, а именно к единой технологии, созданной за счет или с привлечением средств федерального бюджета.

Указывается, что если в гл. 77 ГК РФ в отношении этой разновидности сложных объектов содержатся нормы, отличающиеся от имеющихся в комментируемой статье, то подлежат применению нормы гл. 77.

Отметим, что в п. 1 говорится о "единой технологии" как одной из категорий сложных объектов, а пункт 5, относятся к части этой категории - к единой технологии, созданной за счет или с привлечением средств федерального бюджета.

Другой комментарий к статье 1240 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья определяет правовой режим сложного объекта и правовой статус лица, организовавшего создание такого объекта.

Из перечисленных в абз. 1 п. 1 комментируемой статьи признаков сложного объекта следует, во-первых, что этот объект должен включать несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, во-вторых, что входящие в объект результаты интеллектуальной деятельности должны составлять с иными входящими в состав объекта элементами единое целое, т.е. обеспечивать возможность их использования по общему назначению. Наконец, в-третьих, Кодекс содержит исчерпывающий перечень сложных объектов. Следовательно, первые два признака являются вспомогательными, поскольку само по себе соответствие указанным критериям той или иной совокупности объектов, не относящихся ни к одному из упомянутых в комментируемой статье сложных объектов, не позволяет признать эту совокупность таким сложным объектом - для этого необходимо включение этого объекта в названный исчерпывающий перечень.

2. Правовой режим двух из четырех перечисленных в комментируемой статье видов сложных объектов - аудиовизуального произведения и базы данных - достаточно подробно урегулирован в гл. 70 Кодекса.

Применительно к единой технологии, до 1 октября 2014 г. включенной в исчерпывающий перечень сложных объектов, необходимо иметь в виду, что с учетом п. 5 комментируемой статьи законодателем допускались различные условия применения содержащихся в настоящей статье правил о сложных объектах в зависимости от того, создана ли единая технология за счет или с привлечением средств федерального бюджета либо указанные средства при ее создании не использовались. В первом случае содержащиеся в комментируемой статье правила подлежали применению постольку, поскольку иное не установлено правилами гл. 77 настоящего Кодекса, т.е. преимущество отдается специальному регулированию. Во втором случае, напротив, право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии регулировалось непосредственно нормами комментируемой статьи, имевшими преимущество перед упомянутыми специальными правилами.

После 1 октября 2014 г. применение правил комментируемой статьи допускается только к единой технологии, созданной за счет или с привлечением средств федерального бюджета, и только постольку, поскольку иное не установлено правилами гл. 77 настоящего Кодекса. Подобный подход законодателя трудно признать обоснованным, поскольку исключение единой технологии из исчерпывающего перечня п. 1 комментируемой статьи означает, что такая технология не обладает признаками сложного объекта, что, в свою очередь, лишает правовых оснований распространение соответствующего режима, пусть и в субсидиарном порядке, на технологию, созданную за счет средств федерального бюджета. Из требований правовой определенности вытекает необходимость либо включить единую технологию в исчерпывающий перечень п. 1 комментируемой статьи, либо исключить из этой статьи п. 5.

Содержание понятия "театрально-зрелищное представление" может быть раскрыто на основании содержащегося в ст. 1313 Кодекса незакрытого перечня разновидностей таких представлений, включающего театральные, цирковые, кукольные, эстрадные представления.

Что касается мультимедийного продукта, то законодатель ушел от легального определения этого объекта, что можно объяснить его относительной новизной и постоянно развивающимися и умножающимися функциональными возможностями этой сферы техники и технологии. В самом общем виде о мультимедийном продукте можно говорить как об объекте, позволяющем одновременно использовать текстовую, графическую, звуковую, визуальную и иные формы представления и обработки информации. На сегодняшний день к таким объектам следует отнести мультимедийные игры, учебные курсы, обучающие и развивающие программы.

Отсутствие в первоначальной редакции комментируемой статьи указания на базы данных объяснялось превалировавшим ранее представлением о мультимедийном продукте как понятии, безусловно, более широком и охватывающем и интернет-сайты, и базы данных, для систематизации материалов которых используются программы для ЭВМ и иные охраняемые результаты интеллектуальной деятельности. Дальнейшее развитие гражданского оборота мультимедийных продуктов показало, что состав этого объекта понимается более узко, а это не позволяет распространить правовой режим, предусмотренный комментируемой статьей для мультимедийного продукта, на такие объекты, как интернет-сайты и базы данных. Таким образом, именно изменение господствующих представлений о мультимедийном продукте предопределило включение с 1 октября 2014 г. баз данных в исчерпывающий перечень сложных объектов.

Вызывает сожаление, что законодатель при этом не включил в данный перечень и интернет-сайты, правоотношения с использованием которых бурно развиваются в последние годы и настоятельно требуют урегулирования режима этих сайтов в качестве объекта гражданского оборота. В то же время отнесение интернет-сайтов к числу составных произведений (п. 2 ст. 1260 ГК) наряду с базами данных не исключает, по нашему мнению, возможность применения к таким сайтам правового режима баз данных, включая предусмотренные комментируемой статьей условия и порядок использования их лицом, организовавшим создание такого объекта.

Поскольку одни виды перечисленных в комментируемой статье сложных объектов - аудиовизуальные произведения, базы данных и театрально-зрелищные представления являются одновременно безусловными объектами соответственно авторских и смежных интеллектуальных прав, другие - мультимедийный продукт - наоборот, могут не относиться к таким объектам, так как не упоминаются в исчерпывающем перечне результатов интеллектуальной деятельности (п. 1 ст. 1225 ГК), который по определению может включать результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие правовой охране (п. 3 ст. 1542 ГК), следует сделать вывод о том, что установленный комментируемой статьей правовой режим сложного объекта не зависит от отнесения такого объекта в целом к результатам интеллектуальной деятельности и, следовательно, к объектам исключительного права.

3. Комментируемая статья не содержит каких-либо ограничений субъектного состава лиц, организующих создание сложных объектов, из чего следует, что указанными лицами могут выступать как граждане, так и юридические лица. Разъясняя содержание комментируемой статьи, Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 19.1 Постановления от 26 марта 2009 г. N 5/29 указали, что под лицом, организовавшим создание сложного объекта, следует понимать лицо, ответственное за организацию процесса создания такого объекта, в частности лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за создание соответствующего объекта.

Лицо, организовавшее создание сложного объекта (аудиовизуального произведения), в п. 4 ст. 1263 ГК РФ названо продюсером. При этом с 1 октября 2014 г. действует презумпция, согласно которой продюсеру принадлежит исключительное право на аудиовизуальное произведение в целом, если иное не вытекает из договоров, заключенных им с авторами аудиовизуального произведения.

4. Из всего многообразия правовых средств, которыми опосредуется участие лица, организующего создание сложного объекта, в многочисленных организационных, материальных и нематериальных отношениях, в комментируемой статье регулируются только особенности приобретения этим лицом права использования входящих в состав сложного объекта результатов интеллектуальной деятельности <1>.

--------------------------------
<1> Упоминание в абз. 1 п. 1 комментируемой статьи только о результатах интеллектуальной деятельности с учетом содержания п. 1 ст. 1225 ГК РФ следует понимать расширительно, т.е. как распространение правового режима сложного объекта также и на приравненные к результатам интеллектуальной деятельности средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий.

Поскольку использование результата интеллектуальной деятельности составляет основное содержание исключительного права на данный результат (п. 1 ст. 1229 ГК), приобретение такого права иными, помимо правообладателей, лицами возможно только по воле самого правообладателя. По общему правилу (п. 1 ст. 1233 ГК) правообладателю предоставляется возможность распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или путем предоставления другому лицу права использования соответствующих результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

В абз. 1 п. 1 комментируемой статьи упоминается о приобретении лицом, организовавшим создание сложного объекта, права использования входящих в него результатов только на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, что, однако, не должно рассматриваться в качестве запрета приобретения указанного права и любого иного не противоречащего закону и существу исключительного права способа (например, в порядке наследования). Во всяком случае, в п. 5 ст. 1263 ГК РФ упоминается о возможности приобретения указанных прав, помимо названных договоров, в отношении произведений, вошедших составной частью в аудиовизуальное произведение, а также самого аудиовизуального произведения.

При этом исключительное право или право использования входящего в состав сложного объекта результата интеллектуальной деятельности, приобретаемое лицом, организовавшим создание сложного объекта, не следует отождествлять с правом, которое приобретает указанное лицо в отношении такого объекта в целом (правом на сложный объект). По своему содержанию право на сложный объект будет преимущественно совпадать с правомочиями, полученными от правообладателей соответствующих результатов интеллектуальной деятельности, которые распространяются, однако, не на весь объект в целом, а только на те входящие в его состав элементы, которые являются результатами интеллектуальной деятельности. В этой части право на сложный объект следует признать правом имущественным. Кроме указанных исключительного права и права использования, в право на сложный объект будут входить и иные правомочия, не связанные с использованием соответствующих результатов как объектов исключительных прав (об одном из них см. п. 9 настоящего комментария). При этом по общему правилу обладание всей совокупностью указанных прав (на входящие в сложный объект элементы и на объект в целом) само по себе не делает лицо, организовавшее создание сложного объекта, обладателем исключительного права на сложный объект, который, как уже отмечалось, не всегда является охраняемым результатом в смысле части четвертой ГК РФ.

5. По общему правилу п. 3 ст. 1233 ГК РФ договор, в котором прямо не указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации передается в полном объеме, считается лицензионным договором. Указанная презумпция действует в отношении тех входящих в состав сложного объекта результатов интеллектуальной деятельности, создание которых никак не обусловливалось возможностью последующего включения в такой объект и которые, как правило, уже существовали до начала деятельности лица, организовавшего создание сложного объекта (например, произведение, положенное в основу сценария кинофильма). По лицензионному договору лицензиат приобретает право использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности в установленных договором пределах (п. 1 ст. 1235 ГК).

Иная презумпция установлена в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи в отношении права использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в сложный объект: договор, заключаемый правообладателем с лицом, организующим создание сложного объекта, считается договором об отчуждении исключительного права, если иное не предусмотрено соглашением сторон. По договору об отчуждении исключительного права приобретателю передается исключительное право на результат интеллектуальной деятельности в полном объеме (п. 1 ст. 1234 ГК). Закрепление презумпции договора об отчуждении исключительного права является одной из мер, обеспечивающих предоставление лицу, инициировавшему создание соответствующего результата интеллектуальной деятельности, более высоких гарантий приобретения права использования этого результата в наиболее широких пределах.

Деятельность и интересы лица, организующего создание сложного объекта, в отношении специально создаваемого результата интеллектуальной деятельности во многом аналогичны интересам заказчика, заключающего с исполнителем соответствующий договор. Об этом свидетельствует, в частности, диспозитивная норма п. 2 ст. 1289 ГК РФ, распространяющая на указанные отношения правило о дополнительном льготном сроке, предоставляемом автору произведения науки, литературы или искусства для завершения создания произведения по договору авторского заказа.

Учитывая, что вопрос об обладателе исключительного права по подобным договорам решается по-разному в отношении произведений науки, литературы и искусства (ст. 1288 ГК), программ для ЭВМ и баз данных (ст. 1296 ГК), промышленных образцов (ст. 1372 ГК) и других охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, содержащаяся в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи презумпция является опровержимой и стороны могут заключить лицензионный договор об использовании результата интеллектуальной деятельности, специально созданного для включения в сложный объект.

6. На расширение предоставляемого лицу, организовавшему создание сложного объекта, права использования входящего в состав такого объекта результата интеллектуальной деятельности направлены и нормы абз. 3 п. 1 и п. 2 комментируемой статьи.

По общему правилу п. 1 ст. 1235 ГК РФ на основании лицензионного договора лицензиат приобретает право использования результата интеллектуальной деятельности в предусмотренных договором пределах, к которым относятся: территория, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности (п. 3 ст. 1235 ГК), срок, на который заключается лицензионный договор (п. 4 ст. 1235 ГК), способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (п. 6 ст. 1235 ГК). При этом право использования результата интеллектуальной деятельности, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату (п. 1 ст. 1235 ГК). Из перечисленных условий лицензионного договора к числу существенных относится только последнее (о способах использования), тогда как условия о территории использования и сроке лицензионного договора регулируются диспозитивными нормами п. п. 3 и 4 ст. 1235 ГК РФ.

В отличие от указанных общих норм в абз. 3 п. 1 комментируемой статьи установлено, что в случае, если в лицензионном договоре, предусматривающем использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, стороны не согласовали срок действия договора и территорию, на которой допускается использование соответствующего результата, договор считается заключенным на весь срок и в отношении всей территории действия исключительного права на такой результат. Диспозитивный характер приведенного правила не лишает стороны возможности договориться об иных сроке и территории.

Общий режим лицензионного договора (ст. 1235 ГК) не содержит ограничений свободы усмотрения сторон в выборе предоставляемых по договору способов использования результата интеллектуальной деятельности. Применительно к лицензионным договорам, заключаемым с правообладателями лицом, организующим создание сложного объекта, п. 2 комментируемой статьи установлена недействительность условий, ограничивающих использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта <1>. Такие условия в силу ст. 168 ГК РФ являются ничтожными. Данная норма, однако, должна применяться с учетом общих требований ст. 180 ГК РФ о последствиях недействительности части сделки, т.е. не может использоваться для понуждения лицензиара к заключению лицензионного договора единственно в силу желания лицензиата использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности в создаваемом им сложном объекте.

--------------------------------
<1> В литературе высказано мнение об абсурдности данной нормы с учетом диспозитивного характера нормы абз. 3 п. 1 ст. 1240 ГК РФ, допускающей усмотрение сторон в отношении срока и территории использования. Полагаем, что для такого вывода нет достаточных оснований с учетом предусмотренного ст. 1235 ГК РФ перечня условий лицензионного договора, не исчерпывающегося условиями, упоминаемыми в абз. 3 п. 1 ст. 1240 ГК РФ. Нет также никаких правовых препятствий для того, чтобы последнюю норму рассматривать в качестве lex specialis по отношению к норме п. 2 ст. 1240 ГК, являющейся соответственно lex generali. См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Ч. 4. М., 2007. С. 51 (автор соответствующего комментария - Э.П. Гаврилов).

Подобное толкование нашло отражение и в п. 19.2 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г., которым признается, что п. 2 комментируемой статьи предусматривает запрет на ограничение лицензионным договором способов использования такого результата, тогда как абз. 3 п. 1 ст. 1240 ГК РФ допускает возможность определения в договоре иного срока и иной территории действия исключительного права на указанный результат, нежели установленные законом.

Что касается остальных условий лицензионного договора об использовании результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, на них распространяются общие положения о лицензионных договорах (ст. ст. 1235 - 1238 ГК).

7. Дополнительной гарантией стабильности отношений, связанных с использованием результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, является установленный п. 2 ст. 1269 ГК РФ запрет на отказ автора от ранее принятого решения об обнародовании произведения науки, литературы и искусства (право на отзыв) в отношении произведений, вошедших в сложный объект. С другой стороны, императивность указанного правила лишает лицо, организовавшее создание сложного объекта, права на возмещение причиненных отзывом произведения убытков, которым в силу п. 1 ст. 1269 ГК РФ наделены в случае отзыва произведения лица, которым отчуждено исключительное право на произведение или предоставлено право использования соответствующего произведения.

8. Норма п. 3 комментируемой статьи о сохранении за автором результата интеллектуальной деятельности, используемого в составе сложного объекта, права авторства и других личных неимущественных прав на такой результат воспроизводит общие положения о неотчуждаемости и непередаваемости таких прав (п. 2 ст. 1228, п. 1 ст. 1265, ст. ст. 1356, 1418, 1453 ГК).

Включение данной нормы в комментируемую статью призвано подчеркнуть отсутствие аналогичного права у лица, организующего создание сложного объекта.

9. Предусмотренное п. 4 комментируемой статьи право лица, организовавшего создание сложного объекта, указывать свое имя или наименование либо требовать такого указания при использовании результата интеллектуальной деятельности в составе такого объекта является неимущественным правом. Таким образом, право на сложный объект, принадлежащее лицу, организовавшему создание такого объекта, включает правомочия как имущественного, так и неимущественного характера.

Еще одна разновидность неимущественного права в силу п. 4 ст. 1263 ГК РФ принадлежит лицу, организовавшему создание (изготовление) аудиовизуального произведения (продюсеру), которое вправе указывать свое имя или наименование либо требовать такого указания не только при использовании соответствующего результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта (как это предусмотрено п. 4 комментируемой статьи), но и при каждом использовании аудиовизуального произведения в целом. При этом в отсутствие доказательств иного изготовителем аудиовизуального произведения признается лицо, имя или наименование которого указано на этом произведении обычным образом. Подобное расширение неимущественного права вызвано тем обстоятельством, что такой сложный объект, как аудиовизуальное произведение, является охраняемым результатом интеллектуальной деятельности (п. 1 ст. 1259, ст. 1263 ГК).

По своему целевому назначению предусмотренное п. 4 комментируемой статьи неимущественное право направлено на решение тех же задач, которые в отношении результатов интеллектуальной деятельности и их авторов выполняет право на имя, являющееся личным неимущественным правом автора. Право лица, организовавшего создание сложного объекта, к этой категории не относится, так как по общему правилу указанные объекты не являются результатами интеллектуальной деятельности.

Однако в силу п. 2 ст. 1251 ГК РФ в случае нарушения предусмотренного п. 4 комментируемой статьи права его защита осуществляется, в частности, путем признания права, восстановления положения, существовавшего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсации морального вреда, публикации решения суда о допущенном нарушении, т.е. способами, предусмотренными для защиты личных неимущественных прав.

В отсутствие подобных оговорок в отношении иных элементов правового режима право на указание имени или наименования лица, организовавшего создание сложного объекта, возникает при необходимости применения по аналогии других норм, содержащихся в части четвертой ГК РФ.

В отношении срока действия права на указание имени или наименования лица наиболее подходящим представляется право изготовителя фонограммы на указание на экземплярах фонограммы и (или) их упаковке своего имени или наименования, которое в силу п. 3 ст. 1323 ГК РФ действует и охраняется в течение всей жизни гражданина либо до прекращения юридического лица, являющегося изготовителем фонограммы. Однако эта норма не решает вопрос об указании имени или наименования лица, организовавшего создание сложного объекта, после смерти соответствующего гражданина или прекращения юридического лица до истечения сроков действия права использования результатов интеллектуальной деятельности, входящих в сложный объект. К физическим лицам, приобретшим в целях включения в сложный объект право использования или исключительное право на произведения литературы, науки или искусства, есть все основания по аналогии применять правила п. 1 ст. 1267 ГК РФ о бессрочной охране имени лиц, во всяком случае, в отношении тех сложных объектов, использование которых технологически возможно без участия такого лица (аудиовизуальное произведение, мультимедийная игра и т.п.).

Комментарии и консультации юристов по ст 1240 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 1240 ГК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.