Статья 1229. Исключительное право

1. Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

2. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (кроме исключительного права на фирменное наименование) может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно.
3. В случае, когда исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации принадлежит нескольким лицам совместно, каждый из правообладателей может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное. Взаимоотношения лиц, которым исключительное право принадлежит совместно, определяются соглашением между ними.Распоряжение исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации осуществляется правообладателями совместно, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное.Доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо от совместного распоряжения исключительным правом на такой результат или на такое средство распределяются между всеми правообладателями в равных долях, если соглашением между ними не предусмотрено иное.Каждый из правообладателей вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации. (Пункт в редакции, введенной в действие с 1 октября 2014 года Федеральным законом от 12 марта 2014 года N 35-ФЗ.

4. В случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 1454, пунктом 2 статьи 1466 и пунктом 2 статьи 1518 настоящего Кодекса, самостоятельные исключительные права на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или на одно и то же средство индивидуализации могут одновременно принадлежать разным лицам. (Пункт в редакции, введенной в действие с 1 октября 2014 года Федеральным законом от 12 марта 2014 года N 35-ФЗ.

5. Ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, в том числе в случае, когда использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение, устанавливаются настоящим Кодексом.При этом ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства, объекты смежных прав, изобретения и промышленные образцы, товарные знаки устанавливаются с соблюдением условий, предусмотренных абзацами третьим, четвертым и пятым настоящего пункта.Ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы или искусства либо на объекты смежных прав устанавливаются в определенных особых случаях при условии, что такие ограничения не противоречат обычному использованию произведений либо объектов смежных прав и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.Ограничения исключительных прав на изобретения или промышленные образцы устанавливаются в отдельных случаях при условии, что такие ограничения необоснованным образом не противоречат обычному использованию изобретений или промышленных образцов и с учетом законных интересов третьих лиц не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.Ограничения исключительных прав на товарные знаки устанавливаются в отдельных случаях при условии, что такие ограничения учитывают законные интересы правообладателей и третьих лиц.(Пункт в редакции, введенной в действие с 19 октября 2010 года Федеральным законом от 4 октября 2010 года N 259-ФЗ.

Комментарий к статье 1229 ГК РФ

1. В абзаце 1 п. 1 комментируемой статьи устанавливается, что исключительное право на объекты, охраняемые в соответствии с разд. VII ГК РФ, состоит из двух правомочий - права использования и права распоряжения. При этом право использования возникает в отношении любых охраняемых объектов, а право распоряжения возникает, если иное не предусмотрено ГК РФ. Следовательно, ГК РФ может предусмотреть, что в отношении некоторых охраняемых объектов возникает только право использования либо что право распоряжения не возникает совсем или действует лишь частично.

2. Лицо, которое обладает исключительным правом (им может быть гражданин или юридическое лицо), именуется правообладателем. Им становится и то лицо, которому правообладатель уступил (передал) свои права, а также то лицо, к которому эти права перешли по закону.

Таким образом, под обладателем исключительного права имеется в виду не только первоначальный обладатель такого права на результат интеллектуальной деятельности, но и производный (последующий) обладатель такого права на указанный результат, а также любой обладатель исключительного права на охраняемый объект, не относящийся к категории результатов интеллектуальной деятельности.

3. Право использования относится к охраняемому объекту, а право распоряжения - к исключительному праву на охраняемый объект.

4. Исключительное право использования означает возможность использования охраняемого объекта по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом (первая фраза абз. 1 п. 1 комментируемой статьи).

Это право сформулировано чрезвычайно широко; можно утверждать даже, что оно не имеет пределов, "безбрежное".

Из указанной нормы не вытекает, что пределы действия этого исключительного права могут быть ограничены в отношении отдельных охраняемых объектов. Таких ограничений в ГК РФ фактически нет: перечни правомочий, входящих в составы исключительных прав, установленные для отдельных охраняемых объектов, сформулированы как примерные, не закрытые (ст. 1270, 1358 ГК РФ и др.).

Ограничения исключительных прав на охраняемые результаты, упомянутые в п. 5 ст. 1229 ГК РФ, строго прописаны; их пределы точно очерчены и ограничены.

Эти исключения из сферы действия исключительных прав не ограничивают, однако, пределов действия самих исключительных прав.

Следует исходить из того, что пределы действия исключительных прав будут установлены правоприменительной практикой.

5. В правомочие "распоряжения", о котором говорится во второй фразе абз. 1 п. 1, входит как право на отчуждение охраняемого результата, так и право на выдачу лицензии на использование такого результата (ст. 1233 ГК РФ). И то и другое правомочия принадлежат правообладателю, если иное не предусмотрено ГК РФ.

При отчуждении охраняемого объекта появляется новый правообладатель, на которого распространяются все нормы, указанные в ст. 1229 ГК РФ.

6. В абзаце 2 п. 1 устанавливается, что правообладатель может разрешать или запрещать другим лицам использовать охраняемый результат.

Разрешение - это проявление правомочия распоряжения исключительным правом. Разрешение может выражаться, в частности, либо в уступке права, либо в выдаче лицензии.

Особого запрета на использование охраняемого объекта, строго говоря, не требуется. Однако такой запрет, направленный нарушителю или потенциальному нарушителю, может оказаться полезным для того, чтобы нарушитель не мог ссылаться на отсутствие своей вины в отношении совершенного правонарушения.

Слова "по своему усмотрению", содержащиеся в абз. 2 п. 1, относятся к праву распоряжения исключительными правами.

Вторая фраза абз. 2 п. 1 комментируемой статьи, по сути, является повторением нормы, содержащейся в п. 3 ст. 158 ГК РФ: "Молчание признается выражением воли совершить сделку в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон"; поэтому она не несет правовой нагрузки.

7. В первой фразе абз. 3 п. 1 содержится адресованный третьим лицам запрет использовать охраняемый объект без согласия правообладателя. Этот запрет вытекает также из абз. 1 и 2 п. 1, но здесь он выражен более определенно.

8. В заключительной части первой фразы абз. 3 п. 1 указывается на наличие случаев свободного использования охраняемых объектов. В этих случаях использование не является нарушением исключительных прав.

Об этих случаях свободного использования говорится также в заключительной части второй фразы абз. 3 п. 1, а также в п. 5. Несмотря на некоторые различия в формулировках, во всех этих трех нормах речь идет о совершенно тождественных случаях свободного использования.

9. Во второй фразе абз. 3 п. 1 указывается на то, что использование охраняемого объекта без согласия правообладателя является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ и другими законами.

Это указание логично вытекает из предшествующей фразы, в которой установлен запрет такого использования: нарушение любого запрета, установленного ГК РФ, является незаконным и влечет ответственность.

Вместе с тем правовую нагрузку имеют те слова этой фразы, которые стоят в скобках. Они относятся к понятию использования охраняемого результата.

Поясняется, что перечни содержащихся в ГК РФ различных конкретных способов использования охраняемых объектов не должны рассматриваться как закрытые, исчерпывающие, т.е. что право на использование распространяется и на те способы использования, которые прямо не указаны в этих перечнях (см. также первую фразу абз. 1 п. 1 и комментарий к ней).

10. В пункте 2 комментируемой статьи регулируется вопрос о числе лиц, которые могут владеть исключительным правом на охраняемый объект. Указывается, что это может быть либо одно лицо, либо большее число лиц (слово "несколько" в данном случае включает "два"). При этом устанавливается, что если владельцев исключительного права несколько, то все они владеют этим правом "совместно". Исключения из такого "совместного" владения указаны в п. 4 данной статьи (см. также комментарий к этому пункту).

Понятие "совместного владения" раскрывается в п. 3.

В пункте 2 содержится указание на один-единственный охраняемый объект, владельцем которого может выступать только одно лицо. Этот объект - фирменное наименование. Следовательно, любые сделки, имеющие своей целью появление двух или большего числа владельцев исключительного права на фирменное наименование, являются ничтожными.

11. Пункт 3 раскрывает содержание исключительного права на охраняемый объект, принадлежащего нескольким лицам совместно. Исключительное право включает право использования и право распоряжения.

Первые фразы абз. 1 и абз. 2 п. 3 относятся к праву использования, а третий абзац - к праву распоряжения.

Вторая фраза абз. 1 относится и к праву использования, и к праву распоряжения. Поэтому анализ п. 3 следует начинать именно с этой фразы.

12. Во второй фразе абз. 1 п. 3 предусматривается, что взаимоотношения лиц, совместно владеющих исключительным правом, должны определяться соглашением между ними. Такое соглашение является двусторонней или многосторонней сделкой, т.е. договором. Форма такого соглашения определяется общими требованиями, предъявляемыми к форме сделок, а последствия несоблюдения требуемой формы - общими требованиями о несоблюдении формы сделок. Должны применяться также правила, касающиеся государственной регистрации определенных сделок.

Указанное соглашение может регулировать различные вопросы, касающиеся использования исключительного права и распоряжения им. Разумеется, оно не может противоречить императивным нормам закона. Кроме того, при заключении такого соглашения следует учитывать диспозитивные нормы, содержащиеся в первых двух абзацах п. 3.

13. В первой фразе абз. 1 п. 3 устанавливается общее правило, касающееся использования охраняемого объекта при совместном владении: каждый правообладатель имеет право использовать охраняемый объект "по своему усмотрению", отдельно, без согласования такого использования с остальными правообладателями. В этом случае такое использование не должно считаться "совместным использованием", а потому доходы от него принадлежат каждому правообладателю индивидуально: нормы, содержащиеся в абз. 2 п. 3, на эти случаи не распространяются.

Если правообладатели желают, чтобы доходы от такого индивидуального использования охраняемого объекта распределялись между всеми правообладателями, они должны прямо оговорить это в соглашении. В этом соглашении могут быть предусмотрены и доли распределения этих доходов. Если эти доли не будут определены в соглашении (хотя само соглашение будет заключено), то доли правообладателей будут считаться равными - путем применения по аналогии абз. 2 п. 3 ст. 1229 и ст. 245 ГК РФ.

14. Правообладатели вправе заключить соглашение, в соответствии с которым использование охраняемого объекта всегда является совместным. В этом случае при любом использовании должны применяться нормы, содержащиеся в абз. 2 п. 3.

15. В абзаце 3 п. 3 содержится общая императивная норма, относящаяся к распоряжению совместно принадлежащим нескольким лицам исключительным правом.

Эта общая норма устанавливает, что распоряжение осуществляется по совместному решению правообладателей.

По сути, эта норма является аналогом нормы, содержащейся в п. 1 ст. 246 ГК РФ.

Несмотря на то что, определяя взаимоотношения правообладателей, сообща владеющих охраняемым объектом, ГК РФ употребляет термин "совместный" ("совместное использование", "распоряжение. осуществляется. совместно"), такое общее владение нельзя считать аналогом "общей совместной собственности"; по существу, это аналог "общей долевой собственности".

В связи с этим к распоряжению исключительными правами на совместно принадлежащий охраняемый объект не могут применяться (по аналогии) нормы, содержащиеся в п. 2 и 3 ст. 253 ГК РФ.

16. В пункте 3 комментируемой статьи не установлено никаких особых правил, относящихся к распоряжению не исключительным правом в целом, а той долей этого права, которая принадлежит отдельному правообладателю.

Следует считать, что к этим случаям применимы - по аналогии - нормы ст. 250 ГК РФ ("Преимущественное право покупки").

17. Договоры, заключаемые между совместными владельцами исключительных прав, по своей сути являются договорами простого товарищества (гл. 55 ГК РФ).

18. В пункте 4 указывается, что на некоторые охраняемые объекты - топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), коллективные товарные знаки и наименования места происхождения товаров - исключительные права могут одновременно принадлежать нескольким лицам, которые являются самостоятельными владельцами.

Между такими самостоятельными владельцами правоотношений в силу закона не возникает, на них нормы, предусмотренные п. 2 и 3 анализируемой статьи, не распространяются.

Это, однако, не означает, что такие самостоятельные правообладатели не могут добровольно заключать соглашения о порядке использования своих охраняемых объектов.

Отнесение коллективных товарных знаков к числу объектов, перечисленных в п. 4, следует признать ошибочным: между лицами, владеющими коллективным товарным знаком, всегда возникают определенные гражданские правоотношения.

19. В абзаце 1 п. 5 указывается на то, что в ГК РФ могут быть установлены ограничения исключительных прав на охраняемые объекты. К числу таких ограничений относятся, в частности, случаи, когда использование результата интеллектуальной деятельности может производиться без согласия правообладателя, но с выплатой ему вознаграждения.

Обычно все эти случаи именуются случаями свободного использования (при этом степень "свободы" такого использования может быть различной). Различаются случаи свободного безвозмездного (бесплатного) использования и случаи свободного, но возмездного (платного) использования (т.е. использования без согласия правообладателя, но с выплатой ему вознаграждения).

Из данной нормы не может быть сделан вывод о том, что случаи свободного платного использования не могут быть установлены для тех охраняемых объектов, которые не относятся к категории "результаты интеллектуальной деятельности", хотя не очень удачная формулировка этой нормы допускает и такое толкование.

20. В абзаце 2 п. 5 содержатся общие ограничения, касающиеся сферы применения случаев свободного использования.

Случаи свободного использования не должны наносить неоправданного ущерба обычному (т.е. договорному либо осуществляемому самим правообладателем) использованию охраняемого объекта; кроме того, они не должны ущемлять необоснованным образом законные интересы правообладателей.

Хотя оба критерия сформулированы как оценочные (что такое "неоправданный ущерб"?; что такое "необоснованным образом"?), тем не менее они очень важны.

Эти критерии адресованы не только законодателю, но и правоохранительным органам, прежде всего судебным: в том случае, если и когда определенное ограничение исключительного права будет "наносить неоправданный ущерб обычному использованию" либо "ущемлять необоснованным образом законные интересы правообладателей", законодатель обязан будет внести соответствующие коррективы в правовые нормы, а правоохранительные (прежде всего судебные) органы обязаны либо давать узкое толкование сфере применения такого ограничения, либо вообще запретить его применение.

В связи с этим содержащиеся в абз. 2 п. 5 слова "указанные ограничения устанавливаются при условии", по сути, указывают на то, что эти ограничения могут быть установлены ГК РФ и применяться на практике лишь с соблюдением указанных условий.

21. Содержащиеся в п. 5 нормы, касающиеся общих принципов установления и применения ограничений исключительных прав, в зарубежной литературе обычно именуются "трехступенчатый тест", "тройной тест".

Любые ограничения исключительных прав:

во-первых, могут быть установлены только в определенных, особых случаях;

во-вторых, не должны наносить неоправданного ущерба обычному использованию охраняемого объекта;

в-третьих, не должны необоснованным образом нарушать законные интересы правообладателей.

22. В пункте 5 подробно говорится о тех ограничениях исключительных прав, которые ранее упоминались в первой и второй фразах абз. 3 п. 1 комментируемой статьи.

Другой комментарий к статье 1229 Гражданского Кодекса РФ

1. Исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации занимает центральное место среди интеллектуальных прав и является важнейшей юридической категорией части четвертой ГК РФ. Исключительное право - это основное имущественное право на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Нормы комментируемой части Кодекса направлены прежде всего на регулирование отношений, возникающих в связи с реализацией этого права.

В комментируемую статью включены те положения об исключительном праве, которые носят наиболее общий характер и применимы к любым результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации. Более детальное регулирование содержится в главах, посвященных отдельным видам интеллектуальной собственности. В каждой главе (с гл. 70 по 76) имеется одна или несколько статей, посвященных исключительному праву <1>.

--------------------------------
<1> Статьи 1270, 1317, 1324, 1330, 1334, 1339, 1358, 1405, 1421, 1454, 1466, 1474, 1484, 1519 и 1539 ГК РФ.

Исключительное право рассматривается как единое и неделимое, состоящее из целого ряда правомочий. Именно поэтому термин "исключительное право" обычно употребляется в ГК РФ в единственном числе. Во множественном числе об исключительных правах говорится обычно лишь в тех случаях, когда имеются в виду права сразу на несколько различных видов результатов интеллектуальной деятельности и (или) средств индивидуализации.

Правила, содержащиеся в комментируемой статье, в равной мере применимы ко всем обладателям исключительного права. Они распространяются не только на авторов (п. 3 ст. 1228 ГК), но и на иных первоначальных правообладателей (например, обладателей прав на фонограммы, секреты производства, товарные знаки и т.п.), а также на тех, у кого по договору либо по иным основаниям, установленным законом, возникает производное исключительное право (например, на наследников автора, работодателей, изготовителей аудиовизуальных произведений). Обладателями исключительного права могут быть как граждане (физические лица), так и юридические лица. Исключительное право может также принадлежать государству - Российской Федерации, субъекту Федерации или муниципальному образованию (например, в отношении результата интеллектуальной деятельности, созданного по государственному контракту).

2. Комментируемая статья не дает определения исключительного права, но включает достаточно подробную характеристику его содержания.

Основным элементом исключительного права является предоставляемая законом обладателю этого права возможность использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом (абз. 1 п. 1 комментируемой статьи). Одновременно устанавливается в общем виде запрет для всех других лиц использовать соответствующий результат или средство индивидуализации без согласия правообладателя. Исключения из этого правила, позволяющие таким лицам без согласия правообладателя использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (ограничения исключительного права), специально устанавливаются ГК РФ (абз. 3 п. 1 ст. 1229). Во всех остальных случаях такое использование, если оно осуществляется без согласия правообладателя, признается незаконным и влечет за собой гражданскую, административную или уголовную ответственность.

Тот факт, что закон предоставляет правообладателю защиту от нарушений его права со стороны любых третьих лиц, позволяет сделать вывод об абсолютном характере исключительного права.

3. Указание на то, что правообладатель может использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, свидетельствует о чрезвычайно широком круге возможностей, предоставленных ему в этом отношении (эта формулировка п. 1 настоящей статьи повторяется и в других статьях части четвертой Кодекса, посвященных содержанию исключительного права). Единственным ограничением для правообладателя является прямой запрет использования, установленный законом. Причем из смысла данной нормы можно заключить, что противоречащим закону, как правило, будет не сам способ использования (например, распространение произведения или доведение его до всеобщего сведения либо изготовление устройства, при эксплуатации которого осуществляется запатентованный способ), а некое связанное с использованием обстоятельство (например, нарушение в результате такого использования ч. 2 ст. 29 Конституции РФ или подп. 2 п. 2 ст. 1299 ГК).

Поскольку для различных видов охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации характерны свои специфические способы использования, то их перечни содержатся в статьях, посвященных исключительным правам на конкретные виды таких результатов или средств индивидуализации (см., например, п. 2 ст. 1270 или п. 2 ст. 1358 ГК). Эти способы использования одновременно рассматриваются и как правомочия в составе единого исключительного права.

Хотя упомянутые перечни способов использования очень подробны, они тем не менее обычно не носят исчерпывающий характер. Единственным исключением из этого правила является ст. 1421 ГК РФ, предусматривающая закрытый (исчерпывающий) перечень способов использования охраняемых селекционных достижений.

4. Неотъемлемой чертой содержания исключительного права является наделение правообладателя возможностью распоряжаться принадлежащим ему правом, если ГК РФ не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (абз. 2 п. 1 комментируемой статьи). В этом случае он осуществляет распоряжение своим исключительным правом, так как его разрешение может выражаться в предоставлении права использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных пределах либо даже в отказе от осуществления своего исключительного права.

Наряду с правом разрешать использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации правообладатель наделен также правом запрещать другим лицам использование этого результата или средства. Поскольку в ГК РФ подчеркнуто, что отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) правообладателя на использование того или иного конкретного объекта, то данная формулировка свидетельствует о наличии общего запрета в отношении использования, обращенного ко всем третьим лицам. Это не исключает и более узкого ее применения: она позволяет обладателю исключительного права в конкретных случаях запрещать тем или иным лицам использование конкретных охраняемых результатов или средств индивидуализации (п. 6 ст. 1252, подп. 1 ст. 1456 ГК и др.). Следует также учесть, что право запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации носит более универсальный характер, чем право разрешать такое использование, так как оно действует и в тех случаях, когда закон не допускает распоряжения исключительным правом и, следовательно, делает невозможным использование соответствующего результата или средства третьими лицами на законном основании.

5. Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что в состав исключительного права входят два субъективных права - право использования и право распоряжения.

Право использования принадлежит правообладателю во всех случаях. Оно позволяет реализовать в отношении принадлежащего правообладателю результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации правомочия, составляющие его исключительное право.

Так, В.А. Дозорцев писал, что право использования состоит "в возможности правообладателя монопольно совершать действия по коммерческой эксплуатации объекта, приносящие имущественные выгоды, и запрете всем третьим лицам совершать такие действия без разрешения правообладателя" <1>. Таким образом, далеко не все действия с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации могут рассматриваться как их использование в смысле части четвертой ГК РФ. Например, использованием литературного произведения будут: издание его в виде книги, продажа тиража этой книги, размещение ее электронной копии в сети Интернет, перевод произведения на другой язык и т.д., использованием изобретения - изготовление или продажа продукта, в котором использовано такое изобретение, а товарного знака - его размещение на каком-либо товаре его изготовителем. В то же время чтение книги или пользование предметом, в котором применено изобретение или на котором размещен товарный знак, не является использованием в смысле комментируемой статьи, поскольку сводится к простому потреблению.

--------------------------------
<1> Дозорцев В.А. Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. М., 2003. С. 48.

Право распоряжения исключительным правом обеспечивает введение этого права в гражданский оборот. Оно может осуществляться путем полной передачи этого права другому лицу (по договору об отчуждении исключительного права) либо путем выдачи разрешения (лицензии) на использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных пределах (по лицензионному договору), а также любым иным не противоречащим закону и существу соответствующего исключительного права способом (п. 1 ст. 1233 ГК). Например, исключительное право может быть предметом залога, оно может быть внесено в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества, может быть завещано.

Как уже упоминалось в п. 4 настоящего комментария, в случаях, предусмотренных ГК РФ, право распоряжения исключительным правом может отсутствовать или быть ограничено (абз. 1 п. 1 комментируемой статьи). В настоящее время невозможно распоряжение исключительным правом на такие средства индивидуализации, как фирменное наименование (п. 2 ст. 1474 ГК), коллективный товарный знак (п. 2 ст. 1510) и наименование места происхождения товара (п. 4 ст. 1519 ГК), а распоряжение исключительным правом на коммерческое обозначение ограничено (п. 4 ст. 1539 ГК).

6. В п. 2 комментируемой статьи отмечается, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации может принадлежать не только одному лицу, но и нескольким лицам совместно. В качестве исключения из этого общего правила названо исключительное право на фирменное наименование, которое всегда принадлежит только одному юридическому лицу. Фирменное наименование тесно связано с конкретным юридическим лицом, индивидуализирует его, т.е. выполняет в отношении его функции, подобные функциям имени гражданина (физического лица). Закон не допускает также распоряжения исключительным правом на фирменное наименование. В случае реорганизации юридического лица в форме разделения или выделения из его состава одного или нескольких юридических лиц (п. 2 ст. 57 ГК) должен быть решен вопрос о том, к какому из них переходит право на фирменное наименование реорганизованного юридического лица.

Ситуации, в которых одновременно несколько лиц могут стать обладателями исключительного права на один и тот же результат интеллектуальной деятельности, достаточно распространены. Эти лица могут быть соавторами произведения, исполнения, изобретения либо иными первоначальными правообладателями (например, изготовителями аудиовизуального произведения). Они также могут совместно приобрести исключительное право по договору или получить его в наследство.

7. Исключительное право рассматривается в ГК РФ как единое целое. Об этом свидетельствуют положения п. 1 ст. 1234 Кодекса, согласно которым оно может быть отчуждено по договору только в полном объеме, и содержание п. 3 комментируемой статьи, касающегося взаимоотношений лиц, которым совместно принадлежит исключительное право.

По общему правилу в таких случаях каждый из правообладателей может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению, т.е. самостоятельно, без согласования с другими правообладателями. Эта норма носит диспозитивный характер, так как допускает возможность того, что иной порядок будет предусмотрен применительно к конкретным случаям в самом ГК РФ либо установлен соглашением правообладателей (абз. 1 п. 3 комментируемой статьи). В настоящее время в Кодексе сделаны два исключения из этого правила: 1) созданное в соавторстве произведение науки, литературы или искусства используется соавторами совместно, если между ними не будет заключено иное соглашение (п. 2 ст. 1258 ГК); 2) использование совместного исполнения осуществляется руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии - членами такого коллектива совместно (п. 2 ст. 1314 ГК). При этом допускается использование тех элементов произведения или совместного исполнения, которые могут быть использованы независимо от других элементов, их авторами (исполнителями) по своему усмотрению, если соглашением между ними не предусмотрено иное.

Распоряжение исключительным правом, как правило, осуществляется правообладателями совместно. В то же время в абз. 2 п. 3 комментируемой статьи предусмотрена возможность установления в Кодексе или по соглашению сторон иного порядка распоряжения исключительным правом. В настоящее время особый порядок распоряжения исключительным правом предусмотрен в ГК РФ только в отношении совместного исполнения. В соответствии с п. 2 ст. 1314 ГК РФ такое распоряжение осуществляется руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии - совместно членами коллектива, если иное не предусмотрено их соглашением. Возможность решения вопроса путем заключения между правообладателями соглашения об ином порядке распоряжения исключительным правом появилась в п. 3 комментируемой статьи в связи с последними изменениями в части четвертой ГК РФ.

Также в абз. 3 п. 3 комментируемой статьи предусмотрено, что доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо от совместного распоряжения исключительным правом распределяются между всеми правообладателями в равных долях. Этот принцип распределения доходов применяется, если правообладатели не предусмотрели какого-либо иного порядка распределения доходов в своем соглашении. Поскольку в абз. 3 п. 3 комментируемой статьи прямо говорится о доходах от совместного использования и совместного распоряжения, то данное правило, очевидно, не распространяется на те доходы, которые каждый правообладатель получает при самостоятельном осуществлении использования соответствующего результата (средства индивидуализации) или при самостоятельном распоряжении исключительным правом или его долями (абз. 1 и 2 п. 3 комментируемой статьи). Для решения вопроса о распределении доходов между правообладателями в двух последних упомянутых случаях необходимо заключение между ними соглашения.

Содержание соглашения, заключаемого между правообладателями, не исчерпывается перечисленными выше вопросами. В нем правообладатели могут также договориться о порядке использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, поручить осуществление своих имущественных прав и защиту личных неимущественных прав одному из правообладателей или третьему лицу и т.п. Соглашение может быть заключено в виде договора. Если исключительное право принадлежит совместно нескольким наследникам, то такое соглашение может быть по их желанию отражено в свидетельстве о праве на наследство.

В новом абз. 4 п. 3 комментируемой статьи предусмотрено, что каждый из правообладателей вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации. Ранее такая норма содержалась только в п. 4 ст. 1258 ГК РФ и касалась соавторов произведений науки, литературы и искусства. Теперь она распространяется на все случаи нарушения исключительного права, принадлежащего совместно двум или нескольким правообладателям.

8. Пункт 4 комментируемой статьи констатирует, что в ряде случаев, прямо названных в законе, на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или на одно и то же средство индивидуализации у разных лиц могут одновременно существовать самостоятельные права. На эти случаи не распространяется действие п. 3 комментируемой статьи: правообладатели могут не только использовать результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но и распоряжаться исключительным правом на них по своему усмотрению (когда такое распоряжение не запрещено законом).

К числу таких случаев отнесены права лиц: 1) независимо друг от друга создавших идентичные топологии интегральной микросхемы (п. 3 ст. 1454); 2) добросовестно и независимо от других обладающих сведениями, составляющими содержание охраняемого секрета производства (п. 2 ст. 1466); 3) которым принадлежит исключительное право использования наименования места происхождения товара (п. 2 ст. 1518).

В новой редакции п. 4 комментируемой статьи из этой группы исключено упоминание о коллективном знаке, которым может пользоваться каждое из лиц, входящих в объединение, на имя которого этот знак зарегистрирован (п. 1 ст. 1510 ГК). Это исправление было внесено в связи с тем, что права каждого из входящих в объединение лиц на такой коллективный знак в действительности не являются самостоятельными.

9. Пункт 5 комментируемой статьи посвящен общей характеристике ограничений исключительных прав, о которых упоминалось в абз. 3 п. 1 настоящей статьи (см. п. 2 данного комментария).

Исключительные права ограничены во многих отношениях, в том числе по срокам действия (ст. 1230) и по территории действия (ст. 1231), но положения п. 5 комментируемой статьи в первую очередь касаются ограничений по способам использования, которые часто называют случаями свободного использования. Их суть состоит в том, что ГК РФ в ряде случаев и в определенных пределах допускает использование результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) третьими лицами без разрешения правообладателя. В сходных ситуациях подобные ограничения и исключения из сферы действия исключительных прав предусматриваются также в иностранном законодательстве и в международных соглашениях. Их введение обусловлено объективной потребностью учитывать интересы отдельных социальных групп и общества в целом, в определенной мере вступающие в противоречие с интересами правообладателей. Такими общественно значимыми интересами признаются: доступ к информации; научно-исследовательская деятельность; обучение; потребности лиц с ограниченными физическими возможностями и др.

Гражданский кодекс РФ различает два вида использования результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя: без выплаты вознаграждения и с выплатой вознаграждения. В абз. 1 п. 5 комментируемой статьи содержится формулировка, согласно которой "использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение". Из этого можно сделать вывод, что упомянутое право на вознаграждение рассматривается здесь как составной элемент исключительного права. Эта точка зрения была поддержана в совместном Постановлении Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. (п. 10.1).

В ряде стран право на вознаграждение (right of equitable remuneration <1>) рассматривается как самостоятельное право, отличное от исключительного права. Однако подход, использованный в п. 5 комментируемой статьи, позволяет не упоминать специально право на вознаграждение в ст. 1226 и других статьях ГК РФ, содержащих перечни интеллектуальных прав, и распространить на него правовой режим исключительного права.

--------------------------------
<1> См.: ст. 12 Римской конвенции, ст. 15 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам, ст. 7 Договора ВОИС по авторскому праву.

10. В соответствии с абз. 1 п. 5 комментируемой статьи любые ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации должны устанавливаться ГК РФ. Из этого следует, что список ограничений не может быть расширен при помощи включения подобных норм не только в подзаконные акты, но и в другие законы. Более того, данная формулировка свидетельствует о том, что перечень таких ограничений всегда будет носить исчерпывающий характер и не подлежит расширительному толкованию.

В первоначальной редакции п. 5 комментируемой статьи состоял всего из двух абзацев. Абзац 2 содержал два дополнительных критерия, позволяющих определить, что ограничения исключительного права могут быть установлены, только если: 1) они не наносят неоправданный ущерб обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации; 2) не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей. Вместе с требованием абз. 1 об обязательном установлении ограничений исключительных прав в ГК РФ эти условия воспроизводили в общем виде содержание так называемого трехступенчатого (или трехшагового) теста, являющегося публично-правовой нормой международного законодательства в сфере интеллектуальной собственности.

Впервые эта норма появилась в п. 2 ст. 9 Бернской конвенции 1886 г. по охране литературных и художественных произведений <1> и относилась только к объектам авторских прав. Позднее положения трехступенчатого теста в отношении ограничений в сфере авторских и смежных прав были включены в ст. 13 ТРИПС <2>. Они также воспроизведены в ст. 10 Договора ВОИС по авторскому праву и в ст. 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. Кроме того, ст. ст. 17, 26 и 30 ТРИПС также содержат похожие, хотя и более мягкие, требования в отношении ограничений исключительных прав на товарные знаки, промышленные образцы и изобретения. Все эти нормы были адресованы странам - участницам соответствующих международных соглашений и направлены на то, чтобы установить возможные пределы введения в их национальном законодательстве ограничений исключительных прав.

--------------------------------
<1> Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Принята в Берне 9 сентября 1886 г. Россия присоединилась к Конвенции на основании Постановления Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. N 1224 (СЗ РФ. 1994. N 29. Ст. 3046).
<2> Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Марракеш, 15 апреля 1994 г.) обязательно для всех стран - членов Всемирной торговой организации.

Поскольку формулировка соответствующей нормы п. 2 ст. 9 Бернской конвенции была почти дословно воспроизведена в п. 5 ст. 16 Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах" <1>, то именно она была использована в п. 5 комментируемой статьи, но при этом ее требования были распространены на все виды результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

--------------------------------
<1> Ведомости Верховного Совета РФ. 1993. N 32. Ст. 1242; СЗ РФ. 2004. N 30. Ст. 3090.

В ходе переговоров по вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО) Российская Федерация взяла на себя обязательство привести данную норму в точное соответствие с положениями ТРИПС. Изменения в п. 5 комментируемой статьи были внесены Федеральным законом от 4 октября 2010 г. N 259-ФЗ "О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>.

--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2010. N 41 (ч. 2). Ст. 5188.

По новой редакции п. 5 комментируемой статьи ко всем без исключения видам охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации применяется только требование об установлении всех ограничений исключительного права ГК РФ. Дополнительные критерии вводятся (абз. 2 п. 5 комментируемой статьи) в отношении произведений науки, литературы и искусства, объектов смежных прав, изобретений, промышленных образцов и товарных знаков.

Содержание абз. 3 п. 5 комментируемой статьи в целом воспроизводит ту общую формулировку, которая была включена в прежнюю редакцию данного пункта. Эта норма устанавливает критерии введения ограничений исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства, а также на объекты смежных прав и соответствует ст. 13 ТРИПС.

Правила, установленные в абз. 4 настоящего пункта, касаются ограничений исключительных прав на изобретения и промышленные образцы и воспроизводят положения п. 2 ст. 26 и ст. 30 ТРИПС. В них в качестве дополнительного условия введены требование учета законных интересов третьих лиц, а также более мягкая формулировка в отношении противоречия таких ограничений обычному использованию изобретений и промышленных образцов (они не просто не должны противоречить такому использованию, а не должны противоречить ему необоснованным образом).

Критерии введения ограничений исключительных прав на товарные знаки устанавливаются в абз. 5 п. 5 комментируемой статьи и соответствуют содержанию ст. 17 ТРИПС. В отношении таких ограничений существует лишь одно требование: они должны учитывать законные интересы правообладателей и третьих лиц.

Комментарии и консультации юристов по ст 1229 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 1229 ГК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.