Статья 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции и ограничения конкуренции

1. К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут или может быть затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.Если недобросовестная конкуренция затрагивает исключительно интересы отдельного лица, применимое право определяется в соответствии со статьями 1219 и 1223.1 настоящего Кодекса.

2. К обязательствам, возникающим вследствие ограничения конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут или может быть затронут этим ограничением конкуренции, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

3. Выбор сторонами права, подлежащего применению к обязательствам, указанным в абзаце первом пункта 1 и пункте 2 настоящей статьи, не допускается. (Статья в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

Комментарий к статье 1222 ГК РФ

1. Статья о праве, подлежащем применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, появилась в российском законодательстве впервые.

Подобные статьи содержатся в законодательстве по МЧП Австрии, Румынии, Швейцарии, Эстонии. Однако в большинстве стран вопрос о применимом праве к обязательствам из недобросовестной конкуренции решается на основе общей коллизионной нормы об определении деликтного статута.

Двусторонние международные договоры Российской Федерации - межведомственные соглашения Российской Федерации "О сотрудничестве по конкуренции" с Венгрией от 29 августа 1997 г., с Румынией от 14 ноября 1997 г., "О сотрудничестве по защите экономической конкуренции" с Чехией от 24 января 1997 г., межправительственное соглашение с Китаем "О сотрудничестве в области борьбы с недобросовестной конкуренцией и антимонопольной политике" от 25 апреля 1996 г. не содержат и, вполне очевидно, не могут содержать положений о применимом праве, а лишь предусматривают взаимное предоставление законодательных материалов, обмен опытом в области ведения расследований, связанных с недобросовестной конкуренцией, монополистической деятельностью и т.д. Многосторонний Договор о проведении согласованной антимонопольной политики стран СНГ 2000 г., включающий Положение о взаимодействии государств по пресечению монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции (приложение 1), также не содержит коллизионных норм, определяющих применимое право к обязательствам из недобросовестной конкуренции.

2. Вполне очевидно, что в нашей стране необходимость в норме, определяющей право, применимое к обязательствам из недобросовестной конкуренции, не могла возникнуть до проведения рыночных реформ, развития конкуренции, которая является неотъемлемой частью свободного предпринимательства, и до принятия законодательства о конкуренции.

Первый российский Закон о конкуренции объединил в себе антимонопольные нормы и нормы о недобросовестной конкуренции, которые в комплексе должны обеспечивать развитие свободной эффективной конкуренции (что обычно отмечается как особенность российского Закона). По такому же принципу построен и Федеральный закон от 23.06.99 N 117-ФЗ "О защите конкуренции на рынках финансовых услуг" (в ред. от 30.12.2001) <*>.

--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3174; 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 2.

В ст. 34 Конституция закрепила положение о том, что не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Недопустимость таких действий вытекает из п. 1 ст. 10 ГК.

3. Регулирование отношений в области конкуренции в Российской Федерации, как и в других странах, осуществляется разноотраслевыми нормами, которые включают нормы публичного права (административного, уголовного), регулирующие отношения властных структур и хозяйствующих субъектов (вертикальные отношения), и частного права - гражданско-правовые нормы, регулирующие отношения равноправных участников рынка (горизонтальные отношения). При этом публично-правовое регулирование, направленное на защиту интересов государства и общества, является преобладающим, что, однако, не принижает значение гражданско-правовых мер, обеспечивающих защиту интересов участников рынка от недобросовестных конкурентов.

Такой комплексный характер регулирования конкуренции обусловил то, что данная область является одной из наиболее сложных для регулирования отношений с международным элементом. Как и во всех отраслях публичного права, нормы конкурентного права публично-правовой природы применяются к иностранным участникам экономических отношений, действующим на территории государства. Согласно ст. 2 Закона о конкуренции он распространяется на отношения, влияющие на конкуренцию на товарных рынках РФ, в которых участвуют российские и иностранные юридические лица, а также физические лица. Важно отметить, что при этом Закон также предусматривает, что он действует и в случаях, когда действия и соглашения указанных лиц за пределами российской территории могут привести к ограничению конкуренции или влекут за собой другие отрицательные последствия на рынках в Российской Федерации. Схожее положение содержится и в ч. 2 ст. 1 Федерального закона "О защите конкуренции на рынках финансовых услуг", но оно относится только к резидентам Российской Федерации.

Таким образом, на российский закон вполне очевидно оказала влияние тенденция экстерриториального применения национального конкурентного права, усиливающаяся в условиях, когда мир становится единым рынком, когда с усилением взаимозависимости экономик разных стран свобода конкуренции на внутреннем рынке может нарушаться вследствие соглашений и действий иностранных компаний за пределами территории государства. Однако следует отметить, что, несмотря на предпринимаемые в международной практике попытки экстерриториального применения права конкуренции (которые основывались на территориальном принципе, на принципе единого экономического образования, на использовании доктрины результата), решение этой проблемы возможно только с помощью межгосударственного регулирования.

Вполне очевидно, что определение границ применения публично-правовых норм, регулирующих отношения конкуренции, не решается с помощью такого инструмента, как коллизионные нормы, поскольку предметом МЧП могут быть только отношения сферы частного права. Публично-правовые нормы могут проникать в сферу регулирования гражданско-правовых отношений с международным элементом только как императивные нормы страны суда или страны, с которой тесно связано данное отношение (ст. 1192 ГК).

На основе коллизионных норм проблема выбора права в области регулирования конкурентных отношений может быть решена в весьма ограниченной области - только при определении применимого права к обязательствам гражданско-правового характера. Таким образом, комментируемая статья определяет применимое право к гражданско-правовым обязательствам, возникающим из недобросовестной конкуренции.

4. Несмотря на то что ст. 26 Закона о конкуренции устанавливает обязанность хозяйствующего субъекта возместить убытки, причиненные другому лицу действиями, нарушающими антимонопольное законодательство, предусматривая, что возмещение убытков должно проводиться в соответствии с общими положениями гражданского права, комментируемая статья говорит только о выборе применимого права к обязательствам, возникшим из недобросовестной конкуренции, но не из действий, нарушающих антимонопольное законодательство. Это отличает ее от аналогичных статей зарубежного законодательства. Например, в румынском законодательстве объем аналогичной коллизионной нормы составляет требование о возмещении ущерба, основывающегося на акте недобросовестной конкуренции или на ином действии, которое влечет незаконное ограничение свободной конкуренции, в законодательстве Эстонии говорится об ущербе, вызванном недобросовестной конкуренцией или любым другим незаконным ограничением конкуренции, в Швейцарском законе о международном частном праве в разд. "Обязательства из причинения вреда" содержатся две коллизионные нормы, одна из которых определяет применимое право к требованиям из ограничения конкуренции, другая - к требованиям из недобросовестной конкуренции.

Поскольку объем коллизионной нормы комментируемой статьи ограничивается только обязательствами вследствие недобросовестной конкуренции, при возникновении вопроса о применимом праве к обязательствам из ограничения конкуренции (обычно связанным с злоупотреблением субъектом своим доминирующим положением на рынке), предусмотренным ст. 26 Закона о конкуренции, по-видимому, возможно обратиться к общей норме о статуте деликта ГК либо исходить из расширительного толкования объема.

5. Несмотря на то что объем коллизионной нормы комментируемой статьи охарактеризован весьма кратко, в реальности он весьма сложен и проявляется в различных формах.

Согласно п. 2 ст. 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г. акт недобросовестной конкуренции - это "всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах". Российское законодательство содержит более развернутое определение недобросовестной конкуренции. Согласно ст. 4 Закона о конкуренции под недобросовестной конкуренцией понимаются любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации.

Статья 10 Закона предусматривает примерный перечень проявлений недобросовестной конкуренции, который включает:

- распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

- введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества и количества товара или его изготовителей;

- некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов;

- продажа, обмен или иное введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продуктов, выполнения работ, услуг;

- получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную и охраняемую законом тайну.

Аналогичное определение недобросовестной конкуренции и примерного перечня форм с учетом специфики предмета содержится в Федеральном законе "О защите конкуренции на рынках финансовых услуг" (ст. 3, 15).

Весьма схожий примерный перечень проявления недобросовестной конкуренции также содержится в Договоре стран СНГ о проведении согласованной антимонопольной политики 2000 г. (подп. 3 п. 2 ст. 3).

Некоторые формы недобросовестной конкуренции, названные в перечне Закона о конкуренции, запрещаются также в законах в области интеллектуальной собственности (например, в Патентном законе, Законе о товарных знаках, Федеральном законе от 18.07.95 N 108-ФЗ "О рекламе" (в ред. от 30.12.2001) <*>), положения которых должны учитываться при квалификации конкретных действий как недобросовестной конкуренции.

--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1995. N 30. Ст. 2864; 2001. N 26. Ст. 2580; N 51. Ст. 4827; 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 2.

6. Коллизионная привязка комментируемой статьи к праву страны, рынок которой затронут недобросовестной конкуренцией, является практически единообразной для всех статей о применимом праве к обязательствам вследствие недобросовестной конкуренции, содержащихся в законодательстве разных стран. Из этой формулы прикрепления следует, что для определения применимого права не имеет значения, на территории какой страны были совершены действия, которые могут быть квалифицированы как недобросовестная конкуренция, а принимается во внимание место (рынок) страны, где имеет место негативный результат таких действий.

Нельзя не отметить, что зарубежное законодательство, определяя право, применимое вследствие недобросовестной конкуренции, использует и некоторые другие привязки, которые применяются при дифференциации объема нормы. Например, специально выделяются вопросы о применимом праве, если вред причинен исключительно предприятию определенного конкурента. В этом случае применимым считается право места нахождения этого предприятия. Предусматриваются случаи, когда акт недобросовестной конкуренции нанес ущерб договорным отношениям, что включает в регулирование этих вопросов право, применимое к такому договору. Возможно, в будущем развитии коллизионного регулирования применимого права в области отношений конкуренции мог бы быть учтен законодательный опыт более дифференцированного подхода к объему коллизионной нормы, к использованию для них более разнообразных формул прикрепления.

В настоящее время "твердая" коллизионная привязка комментируемой статьи все же дополнена оговоркой о том, что она применяется, если иное не следует из закона или существа обязательства. Указанное положение обеспечивает гибкость в определении применимого права в этой сложной области регулирования, что особенно важно, поскольку исчерпывающего перечня форм недобросовестной конкуренции не имеется и вполне очевидно не может быть сформулировано. Наличие этой оговорки позволит избежать каких-либо противоречий с коллизионной нормой, которая может регулировать применимое право к обязательствам, возникшим вследствие недобросовестной конкуренции в форме, для которой может быть установлено специальное коллизионное регулирование.

Другой комментарий к статье 1222 Гражданского Кодекса РФ

1. В данной статье, как и в предыдущей, впервые в российском законодательстве была закреплена специальная коллизионная норма, посвященная выбору права при регулировании самостоятельного вида внедоговорных обязательств, - обязательств, возникающих вследствие недобросовестной конкуренции.

Толкование понятия "недобросовестная конкуренция" следует осуществлять в соответствии с Федеральным законом от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции": согласно п. 9 ст. 4 указанного Закона недобросовестная конкуренция представляет собой любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, а также требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо уже нанесли или могут нанести в будущем вред деловой репутации этих субъектов.

2. Недобросовестная конкуренция, как следует из ст. 14 Закона о защите конкуренции, может представлять собой следующее:

1) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

2) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;

3) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;

4) продажу, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг;

5) незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну;

6) незаконное приобретение и использование исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Данный перечень, составляющий содержание недобросовестной конкуренции, не является исчерпывающим и может быть дополнен другими действиями.

3. Российский законодатель, определяя выбор права, применимого к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, к сожалению, использует достаточно расплывчатое указание на право страны, "рынок которой затронут такой конкуренцией". При этом он также предусматривает возможность выбора иной правовой системы в случае, "если иное не вытекает из закона или существа обязательства".

В российском законодательстве не содержится ответ на вопрос: что следует понимать под рынком, затронутым конкуренцией, - право государства, где проявились результаты недобросовестной конкуренции, или право государства, на территории которого имели место действия, составляющие содержание недобросовестной конкуренции? Данный пробел традиционно будет восполнять отечественный правоприменитель. При этом определенную помощь может оказать правовое регулирование данных отношений в иностранном законодательстве, модель которого российский законодатель использовал в комментируемой статье.

Так, формулировка комментируемой статьи практически воспроизводит формулировку ст. 136 Федерального закона Швейцарии о международном частном праве (1987 г.), в соответствии с которой к требованиям о недобросовестной конкуренции применяется право государства, на рынке которого наступили вредные последствия. Таким образом, решающим моментом при выборе права, по всей видимости, должен стать анализ наступления последствий от тех действий, которые составили недобросовестную конкуренцию.

4. Новая редакция комментируемой статьи, введенная Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ, разграничивает обязательства, возникающие вследствие недобросовестной конкуренции, и собственно деликты, т.е. случаи причинения вреда недобросовестной конкуренцией исключительно отдельным лицам. В этих случаях законодатель считает необходимым применять общие правила об обязательствах из причинения вреда и предлагает определять применимое право по правилам ст. 1219 и 1223.1 ГК РФ.

Кроме того, изменения, внесенные в часть третью Кодекса Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ, состояли также в разграничении обязательств, возникающих вследствие недобросовестной конкуренции, и обязательств, возникающих вследствие ограничения конкуренции. Следует, однако, заметить, что применимое право в обоих случаях определяется по одному и тому же принципу.

Наконец, весьма важной новеллой, появившейся в комментируемой статье в связи с принятием Федерального закона от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ, явилось специальное упоминание о невозможности выбора сторонами правоотношения применимого права в случаях возникновения обязательств из недобросовестной конкуренции, а также из ограничения конкуренции (п. 3 настоящей статьи). Запрет автономии воли в данном случае является совершенно оправданным, поскольку недобросовестная конкуренция (в широком смысле) является тем видом злоупотребления гражданскими правами, который, как правило, влечет за собой серьезные санкции, а кроме того, позволяет ограничивать права лица, допустившего злоупотребление.

Комментарии и консультации юристов по ст 1222 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 1222 ГК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.