Статья 1054. Негласное товарищество

1. Договором простого товарищества может быть предусмотрено, что его существование не раскрывается для третьих лиц (негласное товарищество). К такому договору применяются предусмотренные настоящей главой правила о договоре простого товарищества, если иное не предусмотрено настоящей статьей или не вытекает из существа негласного товарищества.

2. В отношениях с третьими лицами каждый из участников негласного товарищества отвечает всем своим имуществом по сделкам, которые он заключил от своего имени в общих интересах товарищей.

3. В отношениях между товарищами обязательства, возникшие в процессе их совместной деятельности, считаются общими.

Комментарий к статье 1054 ГК РФ

1. С точки зрения известности третьим лицам о существовании договора все простые товарищества делятся на гласные и негласные. Из п. 1 коммент. ст. следует, что любое товарищество презюмируется гласными, если только об ином прямо не сказано в договоре. Учет этого имеет особое практическое значение, принимая по внимание, что к договору негласного простого товарищества правила гл. 55 ГК применяются со значительными ограничениями, вытекающими из специальных норм (например, п. 2 коммент. ст. исключает действие ст. 1047 ГК) или существа отношений (в частности, невозможно совместное выступление товарищей в гражданском обороте (абз. 2 п. 1 ст. 1044 ГК), поскольку все они формально не связанные друг с другом субъекты), а в законе не раскрыты даже самые общие критерии доведения до третьих лиц информации о существовании простого товарищества.

В коммент. ст. не решен ряд вопросов, в частности, о том, могут ли участники в процессе деятельности изменить статус товарищества (с негласного на гласное и наоборот); может ли товарищество быть гласным в отношении только отдельных третьих лиц и кто понимается под последними; каковы последствия разглашения одной из сторон сведений о существовании товарищества и т.п.

В силу закрепленной в п. 1 ст. 1054 презумпции негласное товарищество может быть преобразовано в гласное посредством внесения изменений в договор. Что касается обратной ситуации, дать однозначный ответ невозможно хотя бы из-за того, что такое преобразование сложно осуществить технически (с точки зрения надлежащего отражения в договоре соответствующих положений, уведомления третьих лиц и т.п.). Вместе с тем в зависимости от конкретных обстоятельств теоретически вполне допустима ситуация, когда в отношениях с новыми третьими лицами товарищество становится негласным. Равным образом при таком подходе вполне допустимо считать, что если третьи лица никак не связаны между собой, товарищество может быть гласным для одних субъектов и негласным для других при соблюдении условий возникновения такого товарищества (другое дело, что возникают сложности в связи с доказыванием соответствующих фактических обстоятельств в спорных ситуациях). Причем поскольку договор простого товарищества используется в гражданском обороте, постольку по смыслу гражданского законодательства под третьими лицами должны пониматься участники гражданских правоотношений.

Что касается разглашения одной из сторон помимо воли других участников информации о существовании негласного товарищества, то можно указать на следующие возможные последствия. Во-первых, в отношении как минимум тех третьих лиц, которым стало известно о существовании товарищества, оно становится гласным. Во-вторых, выбор статуса товарищества относится к внутренним отношениям сторон, поэтому не противоречит законодательству привлечение конкретного товарища к гражданско-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение договора.

Однако какую бы позицию ни занимать, очевидно, что без дополнения и уточнения правового регулирования дать однозначные ответы на обозначенные проблемы невозможно.

2. Отдельные особенности негласного товарищества раскрыты в п. 2, 3 коммент. ст., согласно которым каждый товарищ ведет общие дела и несет ответственность перед третьими лицами по договорным и внедоговорным обязательствам только от собственного имени и за счет собственного имущества, хотя в отношениях между участниками любые возникшие в процессе совместной деятельности обязанности являются общими. Нельзя не отметить, что поскольку основания приобретения имущества (в частности, движимого) третьими лицами не раскрывается, то фактически товарищ может нести ответственность и за счет общего имущества; другое дело, что в случае его нехватки он будет отвечать только собственным.

Содержание упомянутых норм логично. Участники гражданского оборота осуществляют права и несут обязанности на основе автономии воли и имущественной самостоятельности (абз. 1 п. 1 ст. 2 ГК). Поэтому с точки зрения внешних отношений в простом товариществе для третьего лица, которому не раскрыто существование договора, стороной в обязательстве является только известный ему субъект. Вместе с тем, поскольку действия товарища так или иначе совершаются в рамках совместной деятельности по достижению общей цели, с учетом внутренних взаимоотношений участников договора обязательства являются общими. Потому после удовлетворения соответствующих требований третьего лица товарищ вправе предъявить регрессные требования ко всем остальным сторонам негласного товарищества, которые несут перед ним ответственность в долевом порядке, если только договором прямо не установлен солидарный порядок.

КП: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право" (том 4) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

Указанные особенности негласного товарищества послужили основанием для мнений о том, что в нем невозможно сформировать общее имущество, поскольку это противоречит самой сути товарищества (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2003. С. 866 (автор главы - Н.А. Шебанова)), и что главным признаком негласного товарищества следует считать возможность ограничения участия отдельных лиц в товариществе лишь взносом вклада (см.: Гражданское право. Т. 1. Полутом II / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2002. С. 326 (авторы главы - В.С. Ем, Н.В. Козлова)). С этим сложно согласиться, поскольку особенности негласного товарищества обусловлены только известностью (неизвестностью) о нем третьим лицам. Следовательно, такие отличительные черты простого товарищества, как совместная деятельность и личное участие, сохраняются, хотя и реализуются в гражданском обороте неявным образом.

Другой комментарий к статье 1054 Гражданского Кодекса РФ

1. Негласное товарищество обладает рядом признаков, позволяющих выделить его в самостоятельную разновидность товарищества.

Во-первых, наличие ограничения на раскрытие информации о товариществе третьим лицам. Запрет на раскрытие самого факта существования товарищества означает прежде всего то, что при осуществлении юридически значимых действий каждый из участников не только не обязан кому-либо сообщать о том, что он действует в общих интересах товарищей, но и не вправе делать это, если только не будут внесены изменения в сам договор. Очевидно, что такое ограничение не распространяется на взаимоотношения с налоговыми и иными контролирующими органами, а также на случаи, когда раскрытие информации является обязательным в силу закона.

Во-вторых, наличие ограничения на порядок совершения сделок товарищами. Установлено не только то, что сделки вправе совершать каждый участник, но и то, что отсутствует диспозитивность, предусмотренная ст. 1044 ГК РФ, когда возможно совершение сделок либо только одним участником, либо совместно всеми участниками. Значит, факт существования лиц, не совершающих сделки, но участвующих в товариществе, должен быть скрыт (негласен) от третьих лиц.

В литературе в качестве еще одного признака негласного товарищества выделяют возможность существования товарищей-вкладчиков - лиц, которые только вносят вклады, но сами деятельность не осуществляют, т.е. негласных товарищей. По мнению некоторых авторов, "негласное товарищество правильнее было бы называть "простое товарищество на вере" или "простое коммандитное товарищество" <1>.

--------------------------------
<1> Гражданское право: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2008. Т. 4: Обязательственное право // СПС ГР.

2. Спорным остается вопрос о возможности возникновения в рамках негласного товарищества общей собственности участников. Хотя прямого запрета в законе нет, отдельные авторы утверждают, что "участники негласного товарищества не могут сформировать общего имущества, поскольку это противоречит самой его сути" <1>. Представляется, что все-таки общая собственность может возникнуть, и вот почему.

--------------------------------

КП: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) (том 2) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2006 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 2 т. / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2009. Т. 1. Части первая, вторая ГК РФ // СПС ГР.

Обязательность внесения вкладов в общее дело является конструктивным признаком товарищества (ст. 1041 ГК). Режим общей собственности на вклады установлен ст. 1043 ГК РФ, в которой сказано, что иное, т.е. невозможность создания общей собственности, может быть установлено законом или договором простого товарищества, либо это может вытекать из существа обязательства. Означает ли это, что отсутствие возможности для возникновения общей собственности вытекает из существа обязательств, возникших в рамках негласного товарищества? Думается, что оснований для таких утверждений нет. Тот факт, что каждый из участников негласного товарищества отвечает всем своим имуществом по сделкам, которые он заключил от своего имени в общих интересах товарищей, отнюдь не исключает возникновение общей собственности. Указанная норма лишь исключает действие правила, установленного ч. 1 ст. 1047 ГК РФ, где определено, что участник товарищества отвечает по обязательствам всем своим имуществом пропорционально стоимости своего вклада.

3. Как указано в п. 3 комментируемой статьи, обязательства, возникшие в процессе деятельности негласного товарищества, признаются общими в отношениях между товарищами. Означает ли это, что ответственность товарищей по этим обязательствам определяется в соответствии со ст. 1047 ГК РФ, т.е. так, как и в обычном гласном товариществе? Думается, что не совсем так. В данном случае речь идет о том, что кредитор вправе требовать исполнения обязательств только с того участника, который своими действиями создал соответствующее обязательство. После того как соответствующий участник исполнит обязательство, принятое им в процессе деятельности товарищества, он вправе обратить регрессное требование к иным товарищам пропорционально их долям, поскольку в отношениях между участниками товарищества обязательства являются общими. Кроме договорных обязательств это могут быть обязательства, возникшие из деликтов и неосновательного обогащения, а также иные внедоговорные обязательства.

4. Все участники негласного товарищества должны участвовать в покрытии общих расходов и убытков, поскольку любое соглашение, полностью освобождающее кого-либо из товарищей от участия в покрытии общих расходов или убытков, ничтожно (ст. 1046 ГК).

5. Негласное товарищество может быть связано с осуществлением как предпринимательской, так и иной деятельности.

Комментарии и консультации юристов по ст 1054 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 1054 ГК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.