Статья 1022. Ответственность доверительного управляющего

1. Доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду. Доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления.

2. Обязательства по сделке, совершенной доверительным управляющим с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений, несет доверительный управляющий лично. Если участвующие в сделке третьи лица не знали и не должны были знать о превышении полномочий или об установленных ограничениях, возникшие обязательства подлежат исполнению в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи. Учредитель управления может в этом случае потребовать от доверительного управляющего возмещения понесенных им убытков.

3. Долги по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом, погашаются за счет этого имущества. В случае недостаточности этого имущества взыскание может быть обращено на имущество доверительного управляющего, а при недостаточности и его имущества на имущество учредителя управления, не переданное в доверительное управление.

4. Договор доверительного управления имуществом может предусматривать предоставление доверительным управляющим залога в обеспечение возмещения убытков, которые могут быть причинены учредителю управления или выгодоприобретателю ненадлежащим исполнением договора доверительного управления.

Комментарий к статье 1022 ГК РФ

1. Содержание коммент. ст. несколько шире ее наименования. В ней речь идет в основном об ответственности доверительного управляющего, но помимо этого затрагивается и вопрос об ответственности учредителя управления по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением.

2. Ответственность перед третьими лицами по обязательствам, связанным с имуществом, переданным в доверительное управление, распределяется между учредителем управления и доверительным управляющим в зависимости от целого ряда обстоятельств. В отношении долгов по обязательствам, которые возникли в связи с доверительным управлением имуществом, установлены своего рода три очереди привлечения к ответственности:

1) все долги по таким обязательствам погашаются за счет имущества, переданного в доверительное управление, поскольку именно это имущество перед третьими лицами выступает основой для отдельной, самостоятельной правосубъектности (строго говоря, в данном случае речь идет не об ответственности, а об исполнении обязательства);

2) при недостаточности имущества, находящегося в доверительном управлении, взыскание обращается на имущество, принадлежащее доверительному управляющему (в данном случае речь идет уже именно об ответственности, которая наступает как результат ненадлежащего исполнения обязательств);

3) при недостаточности имущества доверительного управляющего взыскание обращается на то имущество учредителя, которое не было передано в доверительное управление (в этой ситуации подразумевается субсидиарная ответственность учредителя, наступление которой допустимо только при условии, что имущества доверительного управляющего недостаточно для удовлетворения претензий кредиторов).

3. Законодательная формулировка об ответственности доверительного управляющего (п. 1 ст. 1022 ГК) изложена неудачно. Действительно, согласно абз. 1 упомянутой статьи доверительный управляющий отвечает перед выгодоприобретателем или учредителем, если он не проявил должной заботливости об их интересах. В то же время согласно абз. 2 этой же статьи ответственность доверительного управляющего за причиненные убытки наступает, если он не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления. Таким образом, упомянутое первым законоположение предполагает ответственность доверительного управляющего на началах вины, в то время как второе - на началах риска.

КП: примечание.

Монография Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий законодательства" включена в информационный банк.

Отмеченное противоречие, содержащееся в приведенной норме, спровоцировало острую дискуссию относительно принципов ответственности доверительного управляющего перед учредителем управления и бенефициаром (см., например: Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом. М., 1999. С. 145 - 148; Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 639 - 640; Витрянский В.В. Договор доверительного управления имуществом. М., 2002. С. 126 - 131; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2003. С. 849 - 851 (автор комментария - Н.Д. Егоров); Пьяных Е.С. Доверительное управление имуществом, по основаниям, предусмотренным законом. М., 2007. С. 143 - 145).

Решение этой коллизии видится следующим образом. По общему правилу деятельность доверительного управляющего отнесена к предпринимательской деятельности. Следовательно, согласно п. 3 ст. 401 ГК ответственность доверительного управляющего, который является индивидуальным предпринимателем или коммерческой организацией, строится на началах риска, т.е. наступает независимо от вины. Если же деятельность по доверительному управлению осуществляется лицом, не являющимся индивидуальным предпринимателем или коммерческой организацией, то в силу п. 1 ст. 401 ГК его ответственность строится на началах вины.

4. Законодатель дифференцированно подходит к ответственности доверительного управляющего перед учредителем управления, с одной стороны, и перед бенефициаром, с другой стороны. Так, согласно п. 1 коммент. ст. на доверительного управляющего возложена обязанность возместить учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества (с учетом его естественного износа). Сюда включаются как реальный ущерб, понесенный учредителем управления, так и упущенная выгода (ст. 15 ГК). В то же время ответственность доверительного управляющего перед бенефициаром ограничена только упущенной выгодой. Такая разница в регулировании обусловлена тем, что выгодоприобретатель, не будучи собственником имущества, переданного в доверительное управление, не может нести убытки, связанные с его утратой или повреждением.

5. Особая ответственность установлена для случаев, когда доверительный управляющий, совершая сделку, действовал с превышением полномочий или с нарушением установленных для него ограничений. Обязательства по такой сделке доверяющий управляющий несет лично. Равным образом наступает и личная ответственность доверительного управляющего за неисполнение указанных обязательств. Однако такое распределение ответственности возможно только в тех случаях, когда третьи лица, участвующие в сделке, знали или должны были знать о том, что доверительный управляющий превысил полномочия или нарушил установленные ограничения.

6. Иной случай - когда третьи лица, участвующие в сделке, не знали и не должны были знать о том, что доверительный управляющий превышает предоставленные ему полномочия либо нарушает установленные ограничения. Эти третьи лица являются добросовестными участниками оборота, и законодатель не может игнорировать их права и интересы. В этом случае обязательства перед третьими лицами удовлетворяются прежде всего за счет имущества, переданного в доверительное управление; при недостаточности этого имущества - за счет имущества доверительного управляющего, а и при его недостаточности - за счет того имущества учредителя, которое не передано в доверительное управление. Впрочем, такой порядок не лишает учредителя управления права потребовать от доверительного управляющего возмещения понесенных им убытков.

Другой комментарий к статье 1022 Гражданского Кодекса РФ

1. Доверительный управляющий, выполняя функции управления имуществом учредителя, совершает юридические и фактические действия по осуществлению чужого субъективного права в пределах, установленных законом и договором, и в интересах учредителя управления и указанного им лица (выгодоприобретателя). Указанная формула доверительного управления, с одной стороны, определяет границы правомерного поведения доверительного управляющего в отношении имущества, обособленного для целей управления, а с другой - конкретизирует характер исполнения принятых доверительным управляющим обязательств во внутренних отношениях с учредителем и выгодоприобретателем. Выход за пределы этих границ образует составы гражданских правонарушений в виде действий доверительного управляющего, совершенных, во-первых, в ущерб интересам учредителя доверительного управления и выгодоприобретателя и, во-вторых, с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений. Последствиям совершения таких действий доверительным управляющим, а также обеспечению интересов учредителя управления и выгодоприобретателя при наступлении этих последствий и посвящены правила п. п. 1 - 4 комментируемой статьи.

2. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает ответственность доверительного управляющего за действия, совершенные не в интересах учредителя управления и выгодоприобретателя, или, другими словами, за неэффективность своего управления. Суть этих действий состоит в "непроявлении должной заботливости" об интересах последних. Как верно отмечается в литературе, никаких иных требований, которые характеризовали бы направленность действий управляющего, ГК РФ не содержит <1>, и это подчас приводит к противоречивому толкованию п. 1 комментируемой статьи. Так, ряд авторов в отсутствии должной заботливости управляющего об интересах учредителя и выгодоприобретателя видят проявление его вины, что вступает в противоречие со следующим правилом комментируемого пункта, которое устанавливает, что доверительный управляющий несет ответственность независимо от вины <2>. "Непроявление должной заботливости" доверительным управляющим следует понимать не в смысле субъективного отношения его к своим действиям и их результату, а в смысле самого правонарушения как основания наступления гражданско-правовой ответственности, выраженного в ненадлежащем исполнении доверительным управляющим обязанности по управлению вверенным ему имуществом.

--------------------------------
<1> Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом: Комментарий законодательства // СПС "КП". 2001.
<2> Гражданское право России: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. Ч. 2: Обязательственное право. С. 581; Ефимова Л.Г. Банковские сделки: Комментарий законодательства и арбитражной практики. М., 2000. С. 308.

Ответственность доверительного управляющего за нарушение этой обязанности наступает в форме возмещения убытков и дифференцируется в зависимости от того, чьи интересы пострадали от действий управляющего - выгодоприобретателя или учредителя и какие негативные последствия возникли у того и у другого. Как отмечается в комментарии к п. 4 ст. 1020 ГК РФ, для учредителя в зависимости от целей управления нижней границей эффективности результатов совершенных доверительным управляющим действий может выступать наличие минимально необходимых выгод от использования имущества, а в ряде случаев - только отсутствие в нем реального ущерба. Для выгодоприобретателя нижней границей эффективности результатов совершенных доверительным управляющим действий выступает лишь наличие минимально необходимых выгод от имущества. Поэтому за все то, что оказывается ниже этих границ эффективности, отвечает доверительный управляющий, а его ответственность носит ограниченный характер. В частности, доверительный управляющий, не проявивший в ходе управления должной заботливости об интересах учредителя или выгодоприобретателя, должен возместить учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду, а выгодоприобретателю - упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом.

Ответственность доверительного управляющего за неэффективность управления наступает при соблюдении двух условий. Во-первых, возникшие убытки должны находиться в причинно-следственной связи с неэффективными действиями доверительного управляющего. Поэтому если убытки были обусловлены изменением конъюнктуры рынка, а не деятельностью управляющего, то во взыскании таких убытков должно быть отказано <1>. Во-вторых, такая ответственность наступает независимо от вины доверительного управляющего: он отвечает и за убытки, возникшие вследствие собственных виновных действий, и за случайно причиненные убытки. Однако он может быть освобожден от ответственности, если докажет, что убытки в ходе управления возникли вследствие действия непреодолимой силы либо действий самого учредителя или выгодоприобретателя (например, указаний доверительного управляющего об условиях хранения либо использования имущества).

--------------------------------
<1> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17 мая 2001 г. N А19-1137/01-9-Ф02-1018/01-С2.

3. Пункт 2 комментируемой статьи определяет последствия совершения доверительным управляющим действий по управлению имуществом с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений. Принципиальное значение здесь имеет ответ на вопрос: могут ли такие действия доверительного управляющего обременять имущество, переданное в доверительное управление? Поскольку переданное в управление имущество не закрепляется за доверительным управляющим, а существует "автономно" и участвует в гражданском обороте только стараниями доверительного управляющего, все действия доверительного управляющего по управлению имуществом, совершенные за пределами предоставленных ему прав и установленных ограничений, обременять такое автономное имущество не могут и все обременения возлагаются лично на доверительного управляющего и на его имущество.

Вместе с тем в интересах гражданского оборота это правило допускает одно исключение. Оно касается всех тех участвующих в сделке с доверительным управляющим третьих лиц, которые не знали и не должны были знать о превышении им полномочий или установленных ограничений. В отношении таких добросовестных участников сделки долги по возникшим обязательствам погашаются доверительным управляющим за счет имущества, переданного в доверительное управление. В отношениях же с учредителем эти действия доверительного управляющего расцениваются как нарушение обязательства по доверительному управлению, дающее учредителю право требовать от доверительного управляющего возмещения понесенных им убытков.

4. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает режим погашения долгов по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом учредителя. Такие долги погашаются за счет имущества, находящегося в доверительном управлении. В случае недостаточности этого имущества взыскание может быть обращено на имущество доверительного управляющего, а при недостаточности его имущества - на имущество учредителя управления, не переданное в доверительное управление. В литературе такой порядок погашения долгов получил название "двухступенчатая субсидиарная ответственность" <1>.

--------------------------------
<1> Суханов Е.А. Договор доверительного управления имуществом // Вестник ВАС РФ. 2000. N 1. С. 89. По мнению В.В. Витрянского, субсидиарной можно признать лишь ответственность учредителя доверительного управления, так как погашение долгов - это не ответственность, а исполнение обязательств. Поэтому недостаточность имущества, переданного в управление, для удовлетворения требований кредиторов свидетельствует о ненадлежащем исполнении обязательства доверительным управляющим, а значит, и о самостоятельной (а не субсидиарной) его ответственности. А вот при недостаточности имущества доверительного управляющего к субсидиарной ответственности может быть привлечен учредитель управления. См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 906 - 908.

Особый характер такого режима погашения долгов обусловлен спецификой обособления имущества, находящегося в доверительном управлении. Как отмечено в комментарии к п. 1 ст. 1018 ГК РФ, оно не достигает уровня экономического обособления доверительного управляющего, а следовательно, исключает самостоятельную имущественную ответственность доверительного управляющего по долгам, возникшим в связи с доверительным управлением. Техническое обособление этого имущества обеспечивают "автономность" его существования, обособленность от имущества доверительного управляющего и оставшегося имущества учредителя, создавая материальные предпосылки для его участия в гражданском обороте. Наличие же элементов юридического обособления имущества, находящегося в доверительном управлении, за доверительным управляющим, выраженного в титульном владении этим имуществом и возможности управляющего от своего имени осуществлять юридические действия с ним, образует правовые предпосылки для вовлечения в сферу ответственности и самого этого имущества, и собственного имущества доверительного управляющего. Имущество же учредителя управления, не переданное в управление, может быть вовлечено в сферу ответственности по доверительному управлению только потому что и постольку, поскольку доверительный управляющий действует все же в интересах учредителя управления, а его ответственность исчерпала принадлежащее ему имущество. Последнее звено в реализации этой ответственности может вступить в противоречие с целью доверительного управления, указанной в п. п. 1 и 2 ст. 1012 ГК РФ, - действовать в интересах учредителя управления или выгодоприобретателя. В этом случае учредитель управления может в регрессном порядке потребовать от доверительного управляющего возмещения всех понесенных им убытков.

Следует также учитывать, что в отдельных видах доверительного управления имуществом правило о субсидиарной ответственности учредителя управления может быть исключено. Так, если учредителем управления является орган опеки и попечительства, то ответственность по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом подопечного, не может распространяться на имущество этого органа. В свою очередь, долги по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом, составляющим паевой инвестиционный фонд, в соответствии с п. 2 ст. 16 Федерального закона "Об инвестиционных фондах" погашаются за счет имущества фонда. В случае недостаточности имущества, составляющего паевой инвестиционный фонд, взыскание может быть обращено только на собственное имущество управляющей компании.

5. Возможность привлечения в субсидиарном порядке к ответственности учредителя управления по обязательствам, связанным с доверительным управлением его имуществом, значительно увеличивает его риски и актуализирует вопрос об использовании им тех или иных обеспечительных мер. Пункт 3 комментируемой статьи предусматривает использование в договоре доверительного управления имуществом залога, предоставляемого доверительным управляющим в обеспечение возмещения убытков, которые могут быть причинены учредителю управления или выгодоприобретателю ненадлежащим исполнением договора со стороны доверительного управляющего. В договоре могут быть использованы и иные обеспечительные меры.

Комментарии и консультации юристов по ст 1022 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 1022 ГК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.